Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Критика и литературоведение, Литературоведческие работы / Книгоиздание / Публицистика
© Олег Бондаренко
© Каныкей Манасова

Олег Ярославович БОНДАРЕНКО

Литература в Кыргызстане самоизолировалась от читателя

Интервью информационному агентству "24.kg". Размещено на сайте www.24.kg 5 сентября 2011 года.

Первоисточник: http://www.24.kg/culture/108196-oleg-bondarenko-literatura-v-kyrgyzstane.html

 

Еще 20 лет назад Кыргызстан считался литературоцентричной страной, в которой печатное издание вызывало некий мистический трепет. Что изменилось в этой сфере за годы независимости, почему литература оказалась на периферии культурной жизни страны — на эти и другие вопросы ИА «24.kg» ответил главный редактор электронной библиотеки «Новая литература Кыргызстана» Олег Бондаренко.

— На мой взгляд, литература в Кыргызстане самоизолировалась от читателя, который вымер как класс. И все, что происходит в литературе, теперь и варится в ней самой. Почему так произошло? Из-за наложения друг на друга двух, в общем-то, разных событий. Первое — начало жизненного пути нашего государства. Есть закон развития систем, в том числе социальных, в соответствии с которым, когда система идет на подъем (первый этап жизненного цикла продукта), то многое приходится начинать с нуля. Все предыдущие завоевания в области литературы, искусства, культуры, а также другие социальные достижения, по существу оказываются «в прошлой жизни», на деле — утраченными. Так, в США после провозглашения независимости разом «забыли» всю британскую литературу, созданную до 1776 года. В Советской России отмели «царскую литературу», созданную до 1917-го. Есть и другие подобные примеры. Это объективный процесс. Если мы сегодня и вспоминаем отечественных классиков, то как факт истории. Сегодня почти нет людей, тем более среди молодежи, которые добровольно, по собственному желанию стали бы запоем читать книги, написанные отечественными прозаиками и поэтами в 1920-1970-е годы. Во всяком случае мы не можем сказать об этом как о массовом явлении. Прежняя литература — нет, она не умерла, она замаринована в банке и, возможно, дожидается своего времени, своего исследователя.

Второе событие — это информационная революция и появление абсолютно новых технологий типа Интернета и электронных книг. В результате нанесен мощнейший удар по бумажным книгам и соответственно по изданиям классиков, и от этого удара не удастся уже оправиться никогда. Рождается новое мышление, новое восприятие мира читателями — уже новыми читателями, и прежним достижениям в области литературы в нем почти нет места. Собственно, сейчас рождается новая литература — «блогового типа». С этим приходится считаться.

— Получается, что события, наложившись друг на друга, срезонировали. Что мы имеем в итоге?

— Происходят качественные изменения, это значит, что на свет рождается нечто абсолютно иное. И сравнивать не с чем. Да, есть остатки былой роскоши — прекрасные литературные произведения, написанные в 1990-2000-е годы писателями, начавшими творить еще в советское время. Но, к сожалению, читательская аудитория, которая резко сократилась, о них не знает.

Так, например, в 1995 году вышел в свет, на мой взгляд, блестящий роман «Пулат-хан» Амана Газиева. Думаю, это лучшая книга девяностых годов. И что? Хоть кто-нибудь из любителей литературы имеет о ней представление как о явлении? Нет... Книги Чингиза Айтматова, Казата Акматова — о них действительно спорят, стремятся найти какое-то время после выхода и в скором времени забывают. Как о явлении. Из вежливости говорят, что помнят. Но на практике тиражи в значительной степени не распроданы... Это факт. Но и в библиотеках эти книги зачастую найти невозможно. Это тоже факт.

Что уж говорить о менее «раскрученных» прозаиках! Если они живут и пишут, то чаще всего «в стол». Либо издаются для узкого круга друзей — тиражом 100-200 экземпляров, что практически равносильно писанию «в стол».

— Какие новые серьезные литературные конкурсы, награды, имена появились за эти 20 лет и какие, возможно, исчезли?

— В 1990-е ничего по-настоящему серьезного не было, хотя проводились всякие «дежурные», политически-идеологические мероприятия типа празднования 1000-летнего юбилея эпоса «Манас» в 1995 году или 3000-летия Оша в 2000-м; соответственно проводились конкурсы, о которых сегодня почти никто не помнит.

В нашей стране по-прежнему периодически вручаются высшие литературные премии — имени Токтогула и имени Тоголока Молдо, сейчас вот к ним добавлена премия Чингиза Айтматова. Но социальное значение этих премий для общества как такового на самом деле слишком незначительно, их «социальный рейтинг» несоизмерим, например, с бывшими советскими госпремиями.

Имена, увы, многие ушли. Чингиз Айтматов, Тугельбай Сыдыкбеков, Асанбек Стамов, Леонид Дядюченко и ряд других замечательных писателей... Это из известных. А вот мало кто знает ушедшего в молодом возрасте из жизни Эмиля Ибрагимова. Я же думаю, что его небольшая книжка «Стук в окно» с рассказами об обитателях Чым-Коргонской психбольницы — шедевр, ничуть не хуже книги «Пролетая над гнездом кукушки» Кена Кизи.

Появились ли новые имена? Да, безусловно. И опять-таки о новичках почти никто не знает. Как, скажем, об очень талантливой поэтессе Ульяне Копытиной — она публикует свои стихи в блоге в Интернете. Относительно мало знают и об Алтынай Джуманазаровой, хотя, думаю, ее поэзия — это целая веха в литературе нашей страны. Это также поэты Алик Акималиев, Самат Саралаев, Юрий Анастасьян, Наристе Алиева, Сергей Арбенин, Анастасия Каныгина, Алла Розвадовская, Кристина Убайдуллаева, Михаил Левантовский, Адель Омуралиева, Нестор Пилявский, Дмитрий Сагайдак...

Из прозаиков по-прежнему интересны Турусбек Мадылбай, Талип Ибраимов, Аммиан фон Бек (псевдоним Амангельды Бекбалаева), Рахим Каримов, Айдарбек Сарманбетов, Туленды Курманалиев, Данияр Деркембаев, Виктор Кадыров, Александр Камышев, Валентин Мельников, Дмитрий Ащеулов, Алла Пятибратова, Юрий Борякин... Достаточно?

— Но книгоиздание и книгораспространение в КР в плачевном состоянии...

— Да, за 20 лет суверенитета в стране фактически убили книгораспространение — например, закрылись ВСЕ прежние книжные магазины, и сегодня за пределами столицы Кыргызстана не осталось их ни одного. В самом Бишкеке книжная торговля не процветает, мэрия ее не поощряет — наша Ассоциация издателей и книгораспространителей уже много месяцев пытается получить разрешение на выносную торговлю книгами на улицах города, но безуспешно. Есть несколько книжных магазинов, более или менее крупных по нашим меркам (в среднем они вдвое меньше по ассортименту, чем аналогичные торговые точки в России). Надо сказать, что все, что сделано в области книжной торговли в Кыргызстане за 20 лет — и сам факт, что она вообще не прекратила своего существования, — это, по сути дела, заслуга одного человека, Виктора Кадырова, владельца книжной сети «Раритет». Увы, все его магазины расположены только в Бишкеке.

Книгоиздание, на мой взгляд, агонизирует. В стране в 1990-е годы были распроданы все крупные полиграфические базы (без сохранения профиля), последовательно закрылись все государственные издательства — кроме небольших издательств Академии наук и Госэнциклопедии. Сегодня в Кыргызстане едва наберется десяток действующих частных издательств в прямом значении этого слова (я не имею в виду типографии). Полиграфические мощности в целом слабенькие. Лишь несколько полиграфических предприятий — не больше пяти — могут производить книжную продукцию по-настоящему высокого класса.

— Может, есть хоть одна позиция, по которой мы лидируем?

— Наши издатели не пользуются никакими льготами — ни льготными кредитами, ни налоговыми преференциями (в отличие от большинства стран мира); не имеют они никакой поддержки и со стороны правительства. А научные издательства, наоборот, платят даже спецналог на выпуск научной литературы (так называемый налог на спецсредства), чего вообще нет нигде в мире, кроме Кыргызстана. Здесь мы первые.

В стране уже год не могут принять программу поддержки книги и пропаганды чтения, не продвигаются законопроекты об издательском деле и об освобождении книжной продукции, произведенной в Кыргызстане, от НДС.

Кыргызстан, увы, уже много лет не участвует в международных книжных выставках-ярмарках. А в этом году хоть республика и участвует в Московской книжной выставке-ярмарке, происходит это совершенно самостийно: на собственные средства, без патроната министерств культуры и информации, иностранных дел и Посольства КР в РФ. Я несколько раз письменно обращался в Минкультуры по этому поводу, но там даже не удосужились написать ответ... Выставку просто проигнорировали.

На этом фоне звучит угрожающе информация о намерении наших депутатов привлечь в страну китайских инвесторов для открытия крупного государственного издательства. Это значит на деле — совсем убить отечественную книжную отрасль. Так и не попытавшись ее реанимировать...

— К чему стоит стремиться, прилагать усилия в следующем двадцатилетии?

— В первую очередь развивать электронные библиотеки и электронные издательства, поддержать создание литературного агентства в стране (сейчас нет ни одного). И с другой стороны — культивировать у населения интерес к знаниям, книге, литературе и культуре в целом. Мы можем гордиться своими достижениями в этой сфере — теми, правда, что остались в советском прошлом. Заинтересовать детей самим процессом чтения — значит, сделать колоссальный рывок вперед.

 


Количество просмотров: 1981