Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Критика и литературоведение, Литературоведческие работы
© М.А. Рудов, 2003
© КРСУ, 2003
Статья публикуется с разрешения КРСУ
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 30 августа 2011 года

Михаил Александрович РУДОВ

Поэтическое наследие Калыгула

Статья литературоведа о великом акыне Калыгуле. …Кыргызы величают Калыгула словами "олуя", "акылман", что в переводе означает "провидец", "мудрец".

Публикуется по книге: Калыгул Бай уулу. Избранное / Подгот. текста, сост., перевод с кыргызского на рус. яз. М.А. Рудова. – Бишкек: АРХИ, 2003. – 200 с.

 

Кыргызы величают Калыгула словами "олуя", "акылман", что в переводе означает "провидец", "мудрец".

Калыгул был современником Гёте, Байрона и Пушкина. Таинственным стечением судеб у разных народов на рубеже XIX столетия появились великие мудрецы, поэты, выдающиеся исторические личности. У кыргызов был Калыгул. Он родился в 1785 году и прожил ровно 70 лет. На своих современников он производил неизгладимое впечатление. Он мог предсказать судьбу человека и предвидеть отдаленные десятилетиями события. К его слову прислушивались простые люди и батыры – предводители племен. Его авторитет был непререкаем, неотразимым словом он мог примирить непримиримых. До сих пор бытуют в народе рассказы о предсказаниях Калыгула, о его участии в примирении племен сарабагышей и бугинцев, о разных случаях и событиях, ставших легендой.

Народ бережно сохранял в устной передаче поэтическое творчество Калыгула. Его наставления, предсказания, философские размышления в стихотворной форме записаны собирателями фольклора в разных вариантах, но несомненно это творения мудреца Калыгула, потому что они имеют сходство, обусловленное первоначальным источником. Остается пожелать, чтобы в будущем на текстологической основе был тщательно реконструирован этот первоисточник.

Судьба наследия Калыгула драматична. Оно было истолковано политически тенденциозно и несправедливо. Калыгула третировали, вопреки здравому смыслу, не считаясь со временем его жизни и творчества, как выразителя патриархально-фео-

дальных отношений, называли реакционером-заманистом, проповедником антирусских настроений.

Он не дожил до исторической даты присоединения Киргизии к России, был свидетелем междоусобиц, гнета Кокандского ханства и разбойного нападения мятежного султана Кенесары на прииссыккульских кыргызов. Естественно, он выразил в своем творчестве свое историческое время: об этом его эсхатологические размышления в поэме «Акыр заман», его наставления хану Ормону, предпринявшему на государственном уровне объединение кыргызских племен, его предсказания о переселении русских на кыргызские земли.

Калыгул стал родоначальником целого направления акынской поэзии XIX и начала ХХ столетий, представленного творчеством акынов-заманистов, которых еще недавно в литературоведческих обозрениях противопоставляли прогрессивным акынам-демократам. определение «заманисты» произведено от заглавия поэтических произведений, в которых есть слово «заман» – время, эпоха. «Акыр заман» можно перевести как «Судный день» или «Конец света». По содержанию это предсказания того, что ожидает людей в будущем, если они не станут жить по установлениям предков, нарушая моральные правила и традиции народа. «Заман» – устойчивое по содержанию и форме произведение, которое верно будет назвать жанром акынской поэзии, таким как санат-насыят, терме и другие, неизменно представленные в репертуаре акынов XIX – начала ХХ веков и до сих пор широко бытующие в устном народном творчестве.

Самое раннее свидетельство распространения этого жанра – «Акыр заман» Калыгула. Возможно, и до Калыгула жанр был известен слушателям, но в памяти поколений текстуально не сохранился. «Акыр заман» Калыгула – первое звено в жанровой цепочке, другие звенья принадлежат Арстанбеку, Молдо Ниязу, Молдо Кылычу, общими словами говоря, акынам-заманистам. По существу своему «Акыр заман» – чрезвычайно интересный жанр философской направленности, в котором выражается представление о мире и человеке, раскрывается извечное назначение разума заглянуть за черту известного и определить судьбу человечества за этой чертой. Читатель может убедиться в этом на примере предсказания Калыгула в поэме «Акыр заман», варианты которой записаны от исполнителей в народной среде, начиная с 20-х годов прошлого столетия.

Предсказания Калыгула поразительны. Известный писатель и драматург Мар Байджиев назвал его кыргызским Нострадамусом. Недаром за ним в народных преданиях закрепился титул «олуя» – провидец.

Народ мифологизировал образ акына. Рассказывают, что ему был присущ дар ясновидения. Стоило ему посмотреть на левое и на правое плечо, где восседали невидимые другим ангелы, и будущее открывало перед ним свои тайны. народ верит, что он предсказал основание города Токмок, железнодорожное движение в Бооме, Орто-Токойское водохранилище, телеграф и радио и много других знаменательных событий, участниками и свидетелями которых стали люди ХХ столетия. Таков Калыгул в народном представлении. Он действительно предвосхитил на 15–20 лет исторический акт присоединения Чуйской долины и Иссык-Кульской котловины, населенных племенами сарбагыш, солто, саяк и бугу, к Российской империи. Этому предшествовало формирование государственного объединения племен и выдвижение хана Ормона. Калыгул был родственником Ниязбека – отца Ормона, и это давало ему право наставлять хана как младшего брата, обращаться к нему со словом «иним». Он мудро поучал хана быть беспристрастным и справедливым и напоминал об ответственности перед народом.
Калыгул призывал людей к согласию, к сплоченности и взаимопониманию и в этом видел главный механизм укрепления государственности, формирования и развития новых социальных структур общества. С этих позиций следует толковать его поэтические откровения и предсказания о присоединении к России, о русском народе и появлении русских среди кыргызов.

Высказывания и произведения Калыгула о русских не восторженны и не однозначны, но видеть в них только антирусские призывы можно лишь при большом предубеждении или вследствие идеологических манипуляций.

За два десятилетия до появления первых русских поселенцев на Иссык-Куле и в Чуйской долине Калыгул предвидел историческую неизбежность акта сближения с Россией и пророчествовал о том, что это приведет к коренным переменам в жизни народа, которые надо принять в интересах национального прогресса. Он объяснял, что вместе с русскими придется перейти к новым способам хозяйствования, усвоить новые реалии быта, изменить традиционный образ мышления. Так и случилось в исторической перспективе. Откровения Калыгула помогли народу «привыкнуть к русским порядкам», то есть установить взаимовыгодные отношения, сблизиться на пути строительства кыргызской государственности. Русификации в отрицательном смысле народ противополагал мудрые изречения Калыгула, несмотря на официальные запреты их распространения.

В течение полутора столетий народ повторял и сохранял в памяти назидательные стихи Калыгула. Его меткие суждения превратились в пословицы и поговорки и составили народный кодекс нравственности. Первым по значению можно назвать призыв Калыгула к единению народа – «ырыс алды ынтымак» (счастье людей в согласии, в сплоченности). В его наставлениях речь идет о родственных отношениях, об уважении старших, о труде, созидающем блага жизни, о стремлении к знанию, о приличиях в быту и о многом другом, важном с точки зрения здравого смысла и народной благопристойности. Нравоучения и назидания Калыгула оформлены как традиционные для акынской поэзии жанры «санат-насыят», «терме-санат», «месел» – собрания различных сентенций, примеров, поучений, советов, метких изречений. Эти жанры неизменно входили в репертуар акынов, и последователи знали своих предшественников, исполняли их произведения. назидательные изречения Калыгула продолжали звучать из уст других акынов, сохраняя свое воспитательное значение для новых поколений. В
этом одно из удивительных свойств фольклора.

Выдающиеся поэтические создания живут, перетекая во времени, обретая новых исполнителей и новые смыслы. Так случилось и с философскими творениями Калыгула. В них мудрец повествует о смысле бытия, о предопределении судьбы, о бренности человека и вечности жизни. В поэтическом сочинении «Дүнүйө», что уместно перевести словами «бренный мир», жизнь и смерть трактуются как постоянно сближающиеся и отталкивающиеся грани мироздания, человеческого бытия. Приходящая жизнь («келеринде дүнүйө») характеризуется оптимистическими сравнениями и метафорами в ключе патетики, уходящая жизнь («кетеринде дүнүйө») – пессимистическими уподоблениями элегического умонастроения. Одна за другой следуют картины приходящей и уходящей жизни в их предметном и чувственном представлениях, и в контексте произведения мир жизни человека – бренный мир – раскрывается в космогонической безбрежности и земном многообразии. И так же, как с другими произведениями, мысли Калыгула в форме повествования о бренном мире передвигаются, перетекают к другим акынам – к Арстанбеку, Женижоку, Токтогулу – и от них к слушателям, образуя орбиту народного сознания.

Творения Калыгула отличаются афористичностью, энергией слога, красотой речи. Это истинно кыргызский язык, по смыслу и многозначности своей способный выразить сложные понятия, представления и переживания людей, отношения души и внешнего мира. Слог Калыгула можно сравнить с торжеством стихии языка в «Манасе». Именно поэтому иллюстративные примеры из произведений Калыгула встречаются в уникальном «Киргизско-русском словаре» академика К.К. Юдахина, но без указания имени, в силу известных обстоятельств, с пометой «фольклор». Культура современной кыргызской речи тоже включает высказывания и меткие изречения Калыгула. Как, скажем, культура русской речи – крылатые выражения из басен Крылова и комедии Грибоедова «Горе от ума».

Стихотворная фраза у Калыгула подобна сжатой пружине. Воистину так: словам тесно, а мыслям просторно. У фразы наряду с ее основным значением богатейший и многообразный ассоциативный подтекст. Вследствие этого перевод поэтических творений Калыгула на русский язык – задача не из легких. Принято припоминать суждение В.А. Жуковского о том, что переводчик в стихах – соперник. Здесь о соперничестве не может быть и речи. Стать хотя бы тенью оригинала, чтоб сохранить и передать его общий контур. Калыгула практически до недавнего времени не переводили на русский язык. Да и кыргызский читатель впервые получил возможность познакомиться с записями его произведений из архива Национальной Академии наук по изданию 2000 года.*

(*Акылман Калыгул: Ырлар, акыл-наса-аттар, даректүү баяндар, илимий – изилдөөлөр / Туз. С. Мусаев, А. Акматалиев. – Бишкек: Шам, 2000. – 272 бет.)

Творения Калыгула – это целая эпоха культурной жизни кыргызского народа, и преемственность наследия ощутима сейчас сильнее, чем в предшествующие времена.

М. Рудов

 

СКАЧАТЬ книгу "Калыгул Бай уулу. Избранное"

 


Количество просмотров: 6312