Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Публицистика
© Абибилла Пазылов, 2011

Абибилла ПАЗЫЛОВ

Айтматов был и остается единственным кыргызом, который отказался от президентского кресла страны

 

Какой кыргыз не любит «быстрой» власти, т.е. быстрого признания, быстрого обогащения. Подай ему всё, но, побыстрее. «Если тебе суждено жить лишь один день, то до обеденного срока молодцом красуйся на иноходце» гласит древняя кыргызская поговорка.

Говорят, что когда-то, на заре создания СССР вождь пролетариата вызывает к себе Фрунзе и спрашивает: — Михаил Васильевич, мы кыргызам даем автономию, однако, как пригласить их с гор в города? Ответ Фрунзе больше чем красноречив: — Владимир Ильич, все просто, покажем им кепку и папку (формальные в те годы символы власти— А.П.), и они гуртом перекочуют в Пишпек.

В шутках кроется истина. К сожалению, события последних времён, т.е. бесконечные политические интриги и шоу, митинги и пикеты, перевороты и кровопролития свидетельствуют о том, что наш народ ныне является, самым что ни на есть, политизированным народом, а его сыновья и дочери – карьеристами, возможно, на генетическом уровне.

Ещё одно подтверждение тому текущая выборная компания. Восемьдесят человек желают стать президентом, причём, президентом с урезанными относительно полномочиями. Словно кандидаты в данной аномальной ситуации размышляют по-кыргызски мудро: «Чем хуже Чубак Манаса?»

Да, тут можно бесконечно ссылаться на рыхлость законодательно-правовых критериев, на мозаику интересов, на низкий уровень веса и авторитета, видных на сей день, политических и государственных деятелей, в особенности, из обоймы действующей власти. Впрочем, чем больше претендентов на высокий пост, тем сильнее противостояние между кланами и территориями Кыргызстана.

В этой связи ни зря заговорили не только о рекордах, но и о мирном будущем и неделимом единстве страны. Судя по всему, кандидаты, выстрадавшие, как говорится, делами и деяниями безоговорочного права на президентское кресло пошива 2011 года, и прекрасно осознают подобную опасность, не собираются снять свои кандидатуры в пользу монолитности и согласия в республике, лишь пассивно уповая на сокращение списка за счёт явных аутсайдеров. Между прочим, аутсайдеры, сходят ли они с дистанции, остаются ли в длинном списке, все равно не могут делать погоду. Дело в лидерах. Откажись три-четыре сильных, прежде всего, имеющих не последние должности в иерархии сегодняшней власти, но решивших про себя обходиться без президентства кандидатов от собственных претензий на пост главы государства моментально спал бы накал страстей в обществе и избиратели по достоинству оценили бы их поступки.

Нет, был в новейшей истории Кыргызстана позитивный прецедент. Правда, пока единственный. В 1990 году от президентской власти наотрез отказался Чингиз Айтматов. Группа депутатов раздираемого региональными и родоплеменными распрями национального парламента двенадцатого созыва предлагает ему занять пост первого президента суверенного Кыргызстана через выборы в Законодательном органе. Чингиз Торекулович, вероятность избрания, которого была высока, заявляет из Москвы твёрдо: « Нет, это ремесло не мое». Не верится? Засомневавшихся читателей отсылаю к воспоминаниям академика Абдыганы Эркебаева и писателя Казата Акматова. Оба работали в составе того «легендарного» парламента. Да и об этом много писалось в тогдашней прессе. А кто в спешке прилетел из Москвы, и стал президентом, также, чем вся затея закончилась – нам хорошо известно.

«Простите, тот был великим писателем» — возражают мне отдельные оппоненты. Не является ли великим писателем лауреат Нобелевкой премии 2010 года Марио Варгас Льоса, который баллотировался в том же 1990 году в президенты Перу, и, несмотря на свою головокружительную популярность, проиграл сопернику? Актёр Рональд Рейган, драматург Вацлав Гавел руководили соответственно США и Чехией по нескольку лет. Видимо, тут профессия не помеха.

Но у Айтматова, настоящего гражданина Отчизны были совершенно другие взгляды на власть. Как говорил бы один из его персонажей из романа «Тавро Кассандры» на «эротически желанную власть». Кстати, образ Оливера Ордока, кандидата в президенты великой державы, этакого популиста и лжепатриота, экспериментирующего в угоду сиюминутной победы на выборах над чувством нации, писателем в «Тавре…» прописан до тончайших мелочей. Не случайно, автор ему дает выше названную фамилию. «Ордок» с венгерского переводится как «чёрт», «шайтан» по-кыргызски.

Упаси нас Аллах, осенью, от подобных ордоков–шайтанов?

 

Абибилла Пазылов, зав. лит. частью Кырдрамтеатра, лауреат Международной Айтматовской премии
    Конт.т.: 0555 64 20 40

 


Количество просмотров: 1580