Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Публицистика / Научные публикации, Политические науки; управление; идеология / Научные публикации, География, геология, науки о Земле; экология / Научные публикации, Педагогика, образование; наука как таковая
© Боконбаев К.Дж., 2009. Все права защищены
Статьи публикуются с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата публикации на сайте: 12 июля 2011 года

Кулубек Джоомартович БОКОНБАЕВ

“И все, что есть, давно уже было…”

Настоящий сборник составлен из статей, интервью, бесед, размышлений и других материалов известного учёного, профессора К.Дж. Боконбаева, опубликованных в течение последних трёх десятилетий в центральной (бывшей советской) и республиканской периодической печати. По своей тематике, содержанию и идейной направленности они носят разноплановый характер, охватывают большой пласт актуальных для судеб нашей страны проблем, относящихся к социально-экономической, политической, гуманитарной, экологической, морально-нравственной, духовной и другим сферам общественной жизни. Ценность книги заключается в том, что она несёт в себе мощный публицистический, рациональный, научно-познавательный и эмоциональный заряд и, благодаря этим преимуществам, не оставит равнодушным любого, кто её прочтёт.

Публикуется по книге: Боконбаев К.Дж. “И ВСЕ, ЧТО ЕСТЬ, ДАВНО УЖЕ БЫЛО…”. – Бишкек: КРСУ, 2009. – 294 с. Тираж 300 экз.

УДК 821.51
    ББК 84 Ки 7–4
    Б 78
    ISBN 978-9967-05-593-3
    Б 4702300400-09

Рецензенты:
    М.А. Рудов – професссор
    Т. Ишемкулов – Чрезвычайный и Полномочный Посол КР, заслуженный деятель культуры Кыргызской Республики

 

СОДЕРЖАНИЕ (подчеркнуты статьи, представленные на этой странице в режиме он-лайн; остальные — в режиме скачивания)

Книга, заряженная душевной теплотой и искренностью (вместо предисловия)
    От автора

Глава 1. Сумеречное время или как мы наступаем на одни и те же грабли...

Мосты взаимопонимания
    Слово о платформе КПСС
    Ыйык бешик
    Святая колыбель
    Что проясняют слова?
    Открытое письмо редколлегии газеты “Известия”
    Очная ставка с памятью
    Непонятно это… и тревожно
    Провокатордун жүзү
    Лик провокатора
    Перепрыгнем ли мы вместе с Ивановым через пропасть?
    Женшина на лошади – символ демократии?
    Золото накормит, если преодолеем синдром Буриданова осла
    Приносим свои извинения, вносим уточнения…
    Жанган чырак жалп этип өчүп калбасын
    Чтобы, не погасла свеча…
    Противостоять обвальной миграции
    Многовластие – это же безвластие
    Демократизация экологической политики в переходный период
    Что дальше? (Размышления после введения частной собственности на землю)
    Диктатура языка – это тоже диктатура
    Война цивилизаций или кризис общества потребления?
    Не ставьте пирамиду вершиной вниз (Размышления вокруг “очевидного” вопроса: станет ли самоуправление величиной… самостоятельной?)
    Меняется лик Земли, но, увы, не люди. Рапорт инжененра Танышпаева от 1916 года
    О государственной идеологии Кыргызской Республики
    Внешний долг Кыргызстана: отхипповали, что дальше? Или кто кому должен?
    Жизнь, язык и межкультурные коммуникации как негэнтропийный процесс
    Принцип дополнительности Н. Бора в межкультурной коммуникации
    Президенту Кыргызской Республики К.С. Бакиеву

Глава 2. Война с природой: кто победит?

День для будущего
    Бирди кырксан, экини отургуз
    Срубил одно дерево, посади два
    Обращение к депутатам всех уровней
    Если в Вас прекратился метаболизм, значит, вы уже умерли…
    Полные свинца и меди наши… внутренние органы
    Природа ждет любви взаимной
    Диагноз: плохая погода
    О Барскоонском инциденте
    Секретарю совета безопасности Кыргызской Республики Т.Б. Мамытову
    Өз жерибизге душмандай мамиле жасоодобуз
    Мы относимся к своей земле как к врагу
    Война с мотыгой за мамалыгу? “Поводов для радости маловато, хотя, может, и пронесет”

Глава 3. Образование и наука: свет угасающей звезды?

Что мы знаем о граните?
    Ученые предлагают, но...
    Наука и отрасль
    Феномен Вернадского
    Престиж геологической науки
    Об одной арифметической ошибке
    Это – юбилей со слеазами на глазах…
    Президенту Республики Кыргызстан А.А. Акаеву
    О минералого-геохимической паспортизации хвостов и промотходов горнодобывающей промышленности
    Не пропасть бы в черной дыре. Непричесанные тезисы о состоянии и возможных перспективах науки
    Право на творчество и на деньги
    Интеллект – манилүү товар
    Интеллект – ценный товар
    Кому платить и заказывать музыку технического прогресса?
    От “Джамили” к “Плахе?”
    Урок арифметики
    Курманжан датка и маршал Маннергейм (История одного открытия)
    Глобальные изменения: новые вызовы и угрозы Центральной Азии
    Концепция реформы науки Кыргызской Республики
    Каковы времена – таковы и нравы

Глава 4. Некоторые из очерков об авторе книги

А. Михайлова. Дорогами открытий
    Подведение итогов работ
    А. Ермолов. Миф и правда о радиационной ситуации
    Ж. Бугубаева. Подставляйте ладони, я насыплю вам солнца
    В. Акчурин. Медаль воина – министру
    К. Мусаев. Он не забыл лицо своего отца
    Г. Эгемкулова. Жаратылышты жандай сүйгөн инсан
    Любящий природу как свою жизнь
    Т. Кыштобаев. О результатах деятельности К. Боконбаева в должности министра охраны окружающей среды
    Т. Насирдинтегин. Экологиянын ээси келди. Эки асылдын урпагы
    В экологию пришёл хозяин
    Т. Алжанбаев. Улуу акындын уюткулуу уулу
    Достойный сын великого акына
    Ч. Айтматов. Письмо Кулубеку

М.А. Рудов. Кулубек Боконбаев о времени и о себе (Послесловие)

 

КНИГА, ЗАРЯЖЕННАЯ ДУШЕВНОЙ ТЕПЛОТОЙ И ИСКРЕННОСТЬЮ

(вместо предисловия)

В ваших руках, уважаемый читатель, книга, в которую вошли различные материалы, написанные членом-корреспондентом Национальной академии наук Кыргызской Республики, доктором геолого-минералогических наук, заслуженным деятелем науки КР, профессором Кулубеком Жоомартовичем Боконбаевым за минувшее тридцатилетие его плодотворной многогранной трудовой деятельности. Они в разное время увидели свет в печати бывшего Союза, Киргизской ССР и нынешнего суверенного Кыргызстана.

Имя автора сборника хорошо известно широкому кругу нашей общественности не только как талантливого ученого-исследователя, но и как известного государственного и политического деятеля, истинного патриота, душой болеющего за настоящее и будущее своей Отчизны и всего себя посвятившего бескорыстному служению этой благородной цели. Мы – его соотечественники и современники – хорошо знаем, что он никогда не выступал в роли стороннего наблюдателя происходящих в стране бурных событий, а всегда отличался твердой принципиальностью, активной жизненной позицией, политической волей, большим гражданским мужеством, благодаря чему снискал себе уважительное отношение окружающих его людей.

Статьи, интервью, собеседования, размышления, вошедшие в книгу, вобрали в себя обширный круг насущных, животрепещущих проблем, болевые точки общественно-политического развития нашей республики в переломные моменты его истории.

Предопределяющее преимущество сборника, на наш взгляд, состоит в том, что его автор, умело применяя системный и комплексный подход, не уходит от сложных вопросов, отслеживает их не умозрительно, а доказательно, используя выверенные, конкретные и точные факты, примеры, цифры, что придаёт всем матералам большую убедительность и достоверность. Многие важные и неординарные события, позитивные и негативные факторы, имевшие и имеющие место на стыке советской и постсоветской эпох в нашем государстве, не могли не найти живой отклик в беспокойном сердце К. Боконбаева. В своей книге он выступает как бесстрастный и объективный аналитик, без всякой высокопарной риторики, но эмоционально, твёрдо и решительно отстаивающий своё видение событий, свою позицию и взгляды на ту или иную проблему, при этом, не избегая чувствительных, щепетильных и деликатных вопросов.

Хотелось бы особо отметить, что все материалы, вошедшие в сборник, написаны образным и отточенным языком, отличаются высоким публицистическим накалом, внутренней экспрессией, результативностью, эффективностью и продуктивностью. От личности энциклопедических знаний, широкого кругозора, тонкого эстетического вкуса, отчасти унаследованных от знаменитых родителей, иного подхода к своим публикациям невозможно было и ожидать.

В заключение выражаю уверенность, что книга проф. К. Боконбаева, адресованная, как он сам пишет, его детям, внукам и будущим наследникам, в высшей степени будет интересной и полезной для широкого круга читательской аудитории.

Ибо, это – книга подлинной жизни, правды и большой души.

Тилектеш Ишемкулов,
    Чрезвычайный и Полномочный Посол КР, заслуженный деятель культуры Кыргызской Республики

 

ОТ АВТОРА

Эта книга – сборник статей, интервью, бесед, опубликованных в СМИ в течение последних трех десятилетий. Только одно эссе, завершающее книгу публикуется впервые. В сборник также помещены научные, точнее научно-популярные, статьи по темам, имеющим, на мой взгляд, общественное значение. В сборнике четыре раздела, в каждом из которых материалы расположены в хронологическом порядке. Отдельно, в главе 4, помещены некоторые статьи журналистов по тем проблемам, которыми мне приходилось заниматься. Со всеми авторами этих публикаций я не был знаком, и ничего нас не связывало, что позволяет надеяться на их объективное суждение.

Идея опубликовать все эти материалы в виде сборника зрела давно. Ведь значительная по времени фаза моей жизни пришлась, к сожалению, или к счастью, на период кардинальных перемен в истории нашей страны. Будучи по характеру человеком социально активным, считал своим долгом открыто высказывать свою позицию, свое понимание происходящих событий. Но отпугивала сама мысль, что уйму времени отнимет сбор и систематизация вырезок из газет и журналов, хранившихся в безобразном состоянии в многочисленных папках семейного, так сказать, “архива” и, главное, подготовка электронной версии. Оказавшись в очередной раз временно свободной от государственных забот, моя супруга с присущей ей дотошностью и скрупулезностью стала приводить в порядок нашу библиотеку, в том числе и мои статьи, сделав за меня первую часть работы. После этого она посчитала, что у нее возникло вполне легитимное право потребовать от меня продолжения работы, с чем я, как человек законопослушный, вынужден был согласиться и плотно засесть за свой компьютер.

Стимулом для подготовки сборника к публикации стало также следующее соображение. Согласно нашим вековым традициям каждый потомок должен знать своих предков и их деяния до седьмого колена. Рано или поздно, моим детям, внукам и правнукам станет интересно узнать, что делал их отец, дедушка, прадедушка в то сложное время? Передо мной стоял выбор: либо возложить на потомков труд копаться в пожелтевших от ветхости бумагах семейного архива (по себе знаю, как это сложно), либо вместо кучи бумаг издать один сборник… Возможно, материалы, вошедшие в него, будут интересны и другим читателям.

Считаю своим долгом выразить сердечную благодарность Т. Ишемкулову и М. Рудову, согласившимся прочесть книгу и высказать свое мнение о ней. Их комплименты по поводу содержания книги, как мне кажется, несколько преувеличены, что я отношу на счёт свойственной им обоим интеллигентности, душевной доброты. Проделанная ими работа дорогого стоит! Они очень занятые люди – профессора ведущих вузов страны – и, тем не менее, пожертвовали своим драгоценным временем, прекрасно понимая, что автор и его семья, кроме бесконечной благодарности, ничего иного не смогут предложить им за труд. Они же посоветовали тексты, написанные на кыргызском языке, перевести на русский язык, чтобы в книге не образовались “дыры” для русскоязычного читателя.

Сокращенные (рефераты) переводов помещены сразу после кыргызского текста и выделены курсивом. Подстрочные переводы кыргызских текстов сделаны С. Дуйшебаевым и Р. Абдыкасомовой.

Изданию книги бескорыстно поспособствовали мои товарищи, сотрудники Националього центра развития горных регионов КР М. Анарбаев, Т. Маматов, А. Алиева, которым отдельное спасибо.

Ну и, само собой разумеется, книга была бы вряд ли возможна без “тылового обеспечения” Моей Семьи, которой она и посвящается.

К. Боконбаев
    август 2009 г.

 

И еще видел я под солнцем:
    Место добра, а там – зло,
    Место правды, а там – неправда…
    И все, что есть было давно
    И все, что будет – есть и сегодня,
    И все суета сует…

Екклесиаст

 

МОСТЫ ВЗАИМОПОНИМАНИЯ

Одно время считалось, что с вопросами интернационализма у нас в республике все обстоит благополучно. В столице проводились многочисленные научно-практические конференции, симпозиумы. Эти мероприятия широко освещались средствами массовой информации. Но что сообщалось в печати, по радио и показывалось по телевидению? Только парадная сторона... Какую пользу можно было извлечь для практической работы по интернациональному воспитанию из этого шума? Разве только то, что у нас все хорошо – нет проблем! А между тем под взрывы словесных петард и завесы лозунгов то там то тут скрывались факты протекционизма, выдвижения на теплые ключевые посты родственников, одноплеменников, лично преданных людей.

Отсутствием проблемности отличалось и подавляющее большинство научных статей. Полистает эти работы агитатор, политинформатор или рядовой читатель и, завороженный магией сложных научных терминов, подавленный цифровыми выкладками о постоянном росте того-то и того-то, убедится, поверит, что все хорошо! Когда знакомишься с трудами обществоведов, то невольно обращаешь внимание, как они старательно пытались закрепить догмы и стереотипы и одновременно ухищрялись замалчивать негативные явления, отрицательные тенденции. Современные процессы, происходящие в обществе, изучались в отрыве от законов диалектики – единства и борьбы противоположностей и др. Вообще не понятно, как можно развивать науку, изучая только то, что уже установлено, незыблемо во веки веков? Зачем изучать национальные отношения, если, как считалось, с возникновением социализма эта вечная проблема человечества решена в полном объеме раз и навсегда?

В результате мы вынуждены теперь констатировать, что в области общественных наук, особенно таких, как история, социология, киргизское языкознание, литературоведение у нас в республике наблюдается застой. Это произошло в результате запретительного вмешательства в науку некоторых политиканствующих демагогов и профанаторов из среды ученых и писателей, наживавших на этом, между прочим, вполне ощутимый моральный и материальный капитал. Именно с их подачи киргизы – один из древнейших народов Средней Азии, носители древнейшей и своеобразной кочевой культуры – в директивном порядке лишались своей древней истории, культурного и духовного наследия. На всесоюзной арене киргизы представлялись как народ, который не имел ни исторического прошлого, ни культуры, ни письменности. Явно ощущался крен в сторону рабского самоуничижения, попирались гордость и достоинство.

Декларировалось, что культура и литература киргизов начались только с октябяря 1924 года, когда вышел в свет первый номер газеты “Эркин-Тоо”. Кто может оспорить, что культурным, духовным расцветом, самим своим нынешним существованием киргизский народ, как и другие народы, обязаны Великому Октябрю?! Но самая наша большая беда – незнание истории, нежелание или неумение извлечь из нее уроки. Историческое невежество порождает у одних народов национальную эйфорию, у других – чувство национальной неполноценности.

В деле гармоничного развития национальных отношений – этого тонкого камертона духовного здоровья народов – нет и не может быть мелочей. Как неверно положенный штрих может смазать великолепную картину, так и в сфере национальных отношений даже неверная тональность может посеять зерна, из которых вырастут сорняки.

Когда читаешь великое “Слово о полку Игореве” и встречаешь в нем знакомые с детства тюркские имена, названия родов и племен, породнившихся с русичами; когда действительно видишь, что “...в великом “Слове о полку”, как буйная трава, вросли в славянскую строку кыпчакские слова” (из стихотворения историка, поэта С. Маркова), то с радостью убеждаешься – истоки дружбы русских, украинцев, белорусов, киргизов, казахов, каракалпаков уходят своими корнями в глубь веков. Не отсюда ли такое поразительное созвучие музыки, песен, поэзии у столь разных по облику народов, о чем еще в 30-х годах писал известный историк, искусствовед и музыковед В. Виноградов? Не отсюда ли интуитивная тяга наших народов друг к другу? И не потому ли в книге “Память” замечательный русский, советский писатель В. Чивилихин настойчиво призывал изучать историю киргизов?

В истории киргизов есть много неясных периодов, дискуссионных вопросов. Тем более их надо объективно, исторически, с подлинно марксистских позиций изучать. Историков у нас много. Но подавляющее большинство из них, объектом изучения избирают только советский период, да и то берут бесконфликтные и бесспорные темы для защиты диссертаций. Скажем, об успехах, начиная с первых пятилеток, системы народного образования, высшей школы написаны горы научных работ.

В них вы не найдете и намека на те проблемы и трудности, которые, в конце концов, выросли до такой высоты, что ныне понадобилась общегосударственная реформа высшей школы и среднего образования. Кто несет ответственность за то, что сегодня вновь остро встал вопрос об изучении в школах республики, наряду с русским языком, и киргизского? Ведь такая форма интернационального воспитания существовала 30–40 лет тому назад. Почему в республике, давшей миру писателя Ч. Айтматова, одинаково замечательно владеющего русским и киргизским языками, плохо поставлено двуязычное обучение и воспитание? Двуязычие – мост взаимопонимания, взаимоуважения, дружбы. А ведь у нас есть Институт языка и литературы в Академии наук, НИИ педагогики, педагогические вузы, университет с добрым десятком кафедр языка и литературы, большая армия членов Союза писателей и Союза журналистов. Воистину, у семи нянек дитя без глазу.

Любопытства ради, я поинтересовался, сколько социально-философских тем было зарегистрировано в предыдущей пятилетке по изучению интернационализма. Выяснилось, что этой интереснейшей проблеме было посвящено всего три темы и выполнялись они в вузах. Республиканская академия этой проблемой в социально-философском плане вообще не занималась. Более того, в АН, по статусу координирующей всю науку республики, даже нет проблемного научного совета по интернационализму, национальным отношениям, хотя по другим направлениям общественных наук этих советов хоть отбавляй. Хуже того, на текущую пятилетку по национальным отношениям зарегистрировано всего две темы, которые, надо думать, выполняются двумя вузовскими исполнителями.

А ведь наша многонациональная республика прекрасный, если так можно выразиться, объект для изучения этих отношений во всех его аспектах. Нужно ли бояться фактора роста национального самосознания малых народов и связанной с этим переоценки ими своей роли, места, потенциальных возможностей? Вопрос чисто риторический, ибо вся политика социалистического государства со дня его основания была направлена именно на то, чтобы подтянуть народы, находившиеся в стадии исторического упадка, на уровень современной цивилизации. Тому, что эта великая задача успешно выполнена, свидетель – весь мир.

Но также правда и то, что из-за самоуспокаивающего наркоза парадности, иллюзии окончательной решенности этой проблемы мы не заметили, как в новых социальных условиях роста национального самосознания, глобальной информированности накопились естественные диалектически закономерные противоречия.

Перед этим фактом мы оказались теоретически слабо вооруженными. “Надо признать, – говорил М. С. Горбачев на январском (1987 г.) Пленуме ЦК КПСС, что ошибки, допускавшиеся в области национальных отношений, их проявления оставались в тени и говорить о них было не принято. Это привело к отрицательным последствиям, с которыми сейчас и приходится иметь дело”. Но эта беда в нашем социалистическом обществе легко поправимая, ибо священные чувства Братства, Равенства, Дружбы у нас в крови, мы их впитали с молоком матери. Только надо честно, грамотно, без перегибов работать. Своевременно делать прививки против ядовитых вирусов, разносимых невежественными демагогами, крикунами, горлопанами и явными зарубежными врагами, радостно приветствующими наши упущения и ошибки.

Нет, не должно быть в святой науке интернационализма упущений и ошибок, которые вызывают чувство обиды, порождают опаснейший комплекс национальной ущербности или, наоборот, национальной кичливости.

Возьмем отношение к историческим личностям. Я, например, не могу понять ретивых “деятелей”, которые падают в обморок при одном упоминании имени знаменитой киргизки Курманджан-датҳи. Об этой незаурядной личности еще до революции публиковались статьи на русском, английском, немецком, французском, польском, венгерском языках. Ее прогрессивная роль в добровольном вхождении Южной Киргизии в состав России доказана наукой. Ее внуки и правнуки, воспитанные лично ею в прогрессивных, патриотических традициях, принимали активное участие в становлении Советской власти в Киргизии, награждены революционными наградами. Это – красный командир, чекист К. Камчибеков, комиссар отряда Дж. Карабеков, получивший в свое время образование в Казанском университете, это красногвардеец Бурханов. Ведь это они втроем захватили и предали суду народа одного из самых опасных и кровожадных врагов Советской власти – курбаши Мойдуна. Разве они сегодня не заслужили широкого признания и благодарности, разве не должны мы ими гордиться?!

Но вокруг их имен, как и имени Курманджан-датхи, – глухое молчание.

Справедливости ради надо сказать, историк из Оша А. Кунин открыл для читателя имя К. Камчибекова в книге “Под алым стягом Октября”. Но это единственная книжка, вышедшая, к тому же, мизерным тиражом. Кто ее читал?

Я не могу понять тех “мудрецов”, которые, напрочь утеряв классовое чутье, классовое сознание, хотят во что бы то ни стало представить царского генерала Скобелева, возглавившего карательные войска царизма, этого, по определению В.И. Ленина, “мирового жандарма”, чуть ли не в виде миротворца с оливковой ветвью в руках.

Шантажируемые демагогами, вульгаризаторами, мы, к сожалению, иногда допускаем левацкие перегибы в оценке литературного и культурного наследия, искусственно обедняя и обделяя самих себя. Забываем о том, как настойчиво В. И. Ленин предупреждал о недопустимости нигилизма, о необходимости взять в социализм из минувшего культуру и науку, все ценное. Как трепетно и бережно относился Ленин ко всему, что составляет культурное достояние народов, независимо от того, кем оно создано! Как он умел отделять плевела от зерен и как он титанически боролся за личности, которые допускали те или иные политические, мировоззренческие ошибки и которые тем не менее составляют славу всего человечества!

...Вечерами мои дети устраивают домашний концерт. О, какое счастье видеть доверчивые детские глаза, слышать их милый лепет! Концерт завершается обычно песней “Широка страна моя родная”. Дирижирует хором их мама. А я вижу за ней нашу единственную на всю жизнь Родину-Мать и всех ее разноликих, разноязыких “детей”.

К. Боконбаев – заведующий лабораторией Института геологии АН Киргизской ССР, кандидат геолого-минералогических наук

“Советская Киргизия”, 15 мая,1989 г.

 

СВЯТАЯ КОЛЫБЕЛЬ

Как тонка и чувствительна душа поэта. За три-четыре года до своей смерти моя мама стала часто вспоминать о месте, где прошло ее незабываемое детство – Сары-Кунгей на Иссык-Куле. Особенно она выделяла жайлоо Кок-Бел, который славился своими лесами, прозрачным родником,зелеными травами. “Как я соскучилась, хотелось бы увидеть еще раз и тогда я ни о чем не жалела бы.... Давай съездим”, – иногда говорила она. “Хорошо, мама, съездим на следующий год”, – отвечал я. Но, как обычно, нас заедает суета быта. Я так и не смог свозить маму к её колыбели, по которой она тосковала. К тому же однажды к нам пришел мамин брат Мурзабек. В беседе с ним о том о сем мама спросила:

“А Кок-Бел также красив как прежде?” “Да нет. Всю эту красоту давно перепахали... Трактора и машины кишат как муравьи... “А-а-а, вот оно как...”, – грустно проговорила мама. У нее испортилось настроение. С тех пор она уже и не стала проситься в поездку в Кок-Бел.

Я тоже провел свое детство там, пил ту же родниковую воду, вдыхал тот же чистый воздух. В 24 года, оставшись с тремя детьми без спутника жизни Жоомарта, с незаживаемой раной, наша бедная мама каждую весну возила нас к дедушке, чтобы подкрепить наше здоровье.

В то время дедушка Жунушбай был человеком с достатком, в народе пользовался авторитетом, так как был умным, справедливым. В Кок-Беле, по которому так скучала мама, дедушка и его родственники, поставив юрты, жили до осени. С южной стороны, на склоне горы, рос густой сосновый лес, на севере – сверкала гладь озера Иссык-Куль. По краешку леса, напевая свою песенку, протекает прозрачный как слезинка ребенка ручей. Земля была настолько мягкой, что, если упадешь, не было ни разбитых коленок, ни боли.

Каждый вечер по завершении ежедневных трудов и ужина мы окружали дедушку и просили рассказать легенды и были: Манас, Семетей, Балбай, Намазбек и др. В очаге догарал огонь, а на небе сквозь тундук сверкали звезды.

Родина мамы, сказы дедушки! Сколько бы я ни странствовал, но дорожил только этим местом. Всегда восхищался и приклонял голову перед богатством лексики и умом других народов. Но в сердце всегда отчизна, земля и язык предков. А то, что у тебя в сердце, не поменяешь, не отдашь.

Человек на свете живет один раз. Почему же, если человеку подарена жизнь, он не может прожить ее достойно? Почему он захламляет свой дом и себя? Если бы человек любил бы только себя, то вариант: “Пусть горит все синим пламенем после моей сметри”, – был бы допустим. Но ведь человек существо, которое лелеет свое дитя. Сладкий нектар жизни родитель с радостью делит со своими детьми, яд же готов выпить сам.

Разумный человек, конечно же, знает что не только райская жизнь ожидает его дитя. За мимолетное время под названием “жизнь” и у родителей, и у детей больше горьких моментов, чем сладких. Тем не менее человек все цепляется и цепляется за жизнь. Это загадка природы. Это касается не только человека. Микробы, растения, различные животные да и вообще все живое и в воде, и на суше – в перманентной борьбе за выживание. А закон жизни – это продолжение рода. Если взглянуть на эволюцию Земли, можно отметить удивительный процесс. С момента появления первой живой клетки главным для всего живого является продолжение рода. Почему, как и когда в эту живую клетку, зародившуюся из неживого химического элемента, была заложена программа развития и приумножения рода? Как и почему в этом необъятном космосе зародилась жизнь? В чем ее цель? Да и вообще есть ли цель? Или это случайный фрагмент вечной материи? Это самая большая загадка. Никто еще не дал ответа.

В колыбели природы появился человек. Он рос, развивался и распространился по всей планете. Умом и трудом человек покорил природу, стал ее повелителем. Что задумает, то и сделает. Захочет – возведет горы, реку вспять повернет. Зеленые степи превратил в пустыни, высушил озера, ядовитыми выбросами отравил атмосферу, вырубил леса. Мало того, человек добрался и до небес, а конкретно до озона – слоя атмосферы, который оберегает жизнь от смертоносной радиации Солнца. Уничтожает себе подобных ядерным оружием. О, человек, восхищаюсь твоим интеллектом, о, человек, стыдно мне за твою мораль! Да, у животных по закону природы кто-то жертва, а кто-то хищник. В принципе и человек тоже животное. Но в отличие от других животных у человека есть, должен быть нравственный Закон. Природой нам не дан закон морали. Он формируется в процессе воспитания, в признании приоритета духовных ценностей.

Что мы увидим, если оглянемся на свою историю? Мы увидим бескончную цепь маленьких и больших войн, мы услышим стоны умирающих людей и плач святых матерей и детей.

Земля – колыбель человечества – голубая искорка, летящая в необъятных просторах Вселенной. Погаснет ли она или продолжит свой полет, неся на себе наших детей – плоть от нашей плоти, кровь от нашей крови – зависит от нас.

“Земля у нас богатая, народ у нас славный”, – гордятся кыргызы. Беспечно, напевая песню: “Лежать прекрасно на боку среди скалистых гор”, – наш народ не осознает в полной мере приближение экологической катастрофы.

От бабушки и дедушки мы часто слышали рассказы о таких землях кыргызов, как Каркыра, Текес. Я не все помню. Единственное, что врезалось в память из рассказов так это то, что всадников не было видно из-за травы, покрывающей эти земли, – только их белые калпаки, словно лебеди плывущие по зеленому морю... Повзрослел, объехал всю кыргызскую землю. Где те земли о которых говорили наши деды, воспевали поэты, рисовали художники? Едва ли одно-два места осталось, куда не доехали трактора и машины. Как-то, дойдя до тех мест, куда можно добраться только на лошади или пешком и подустав, хотел прилечь в тенёчке, но не смог. Повсюду разбросаны осколки битых бутылок водки...

Увеличивая численность скота (вместо повышения качества), мы испортили около 50–60% пастбищ. За 40–50 лет вырубили половину лесов. А ведь лес – это лёгкие планеты. Он, поглащая углекислый газ, очищает воздух, а также сохраняет влагу земли. Если исчезнут леса, не будет и воды.

Озеро Иссык-Куль мы переводим как теплое озеро. Но в душе понимаем, как священное озеро. И это наше душевное восприятие, оказывается, верным этимологически. Наши древние предки называли его Ыдык (Ызык, Ыйык) Кол – Священное озеро. Нас всех беспокоит состояние нашего Священного озера. Обереги нашего озера – горы и леса – находятся в плачевном состоянии. Леса стали редкими, пастбища перепаханы. Реки, которые питали Иссык-Куль, высыхают. Ядовитые нитраты, использующиеся для повышения плодородия почв, попадают в озеро, загрязняя его. Часто слышишь от людей: “ Нам говорят, что нужно убрать с побережья фермы. Но ведь и наши предки веками жили и разводили скотину на побережье. И это не приносило вреда. И сейчас с ним ничего не случиться. Озера хватит всем и нам, и нашим детям”. Есть поговорка “Если грязно пьёшь, то и родник иссякнет”. Мы уже погубили Аральское море, которое в десять раз больше Иссык-Куля. Испорченные химикатами воды собираются в нашем озере. О воде есть ещё одна поговорка нашего народа: “Если вода сделает семь оборотов, она очистится”. На сегодняшний день она не верна. Вода с пестицидами, гербицидами и другими вредными химическими веществами, если даже сделает тысячу оборотов, все равно не очистится. Несколько лет тому назад на пастбище Сонколь размножились кузнечики. Их вытравили ядохимикатами. Ядохимикаты были смыты дождями в озеро. В результате 70% рыбы вымерло. Интересно, что случилось в дальнейшем с этими веществами, которые попали в озеро и в какой они сейчас концентрации? Какой вред они нанесли людям?

В недоумении некоторые говорят: “Что теперь нам делать? Оставить природу в покое? Но как мы будем жить, если не будем выращивать овощи и фрукты, не будем разводить скотину, не будем строить заводы и фабрики?” Вопросы правильные... Найдет ли человечество ответ?

У моего дяди Коксары был большой участок, где рос только клевер.”Почему Вы не посадите яблони, абрикосы? Ведь сейчас все продают свои фрукты и богатеют”, – пошутил я. Шутка не понравилась. “Кыргызам, – сказал он, – это не подходит. Деревья дают тень. А моим животным нужна трава”. Через 5–6 лет у него во дворе увидел около 10 яблонь. “О-о-о, Коксары-аке, Вы оказывается посадили яблони. А как же трава для скотины?” – подковырнул я его. “Оказывается хорошо, не надо на базаре покупать фрукты, дети едят их вдоволь, да и скотине трава есть”, – ответил дядя. “Расширять сад не буду. Нам хватает. Торговать на базаре не собираюсь. Жадный никогда не бывает сыт”, – завершил он тему.

Иногда я езжу на курорт в Джалал-Абад, который находится на окраине фисташковых лесов. Фисташковые леса посадили люди. Можно, оказывается, не только обирать природу, но и созидать. И от этого земля наша становится только краше.

Человек использует и меняет природу, потому что ему нужно жить и растить своих детей. Но потреблять нужно очень аккуратно. Не надо рубить сук, на котором сидишь. Есть такое понятие, как “мастер-ломастер”. Так вот, когда не умеешь и не знаешь, как сделать, – лучше и не начинать. Один из “ученых”, озаботившись нехваткой поливной воды, внес в правительство предложение: чтобы увеличить таяние ледников надо осыпать их угольной пылью.

Человечество стремится жить завтра лучше, чем сегодня, чтобы богатство приумножалось с каждым днем. И насилует природу, не понимая, что стоит на краю пропасти. И пропасть эта экологическая.

Из века в век наш народ оберегал свою Родину – Ала-Тоо, Керме-Тоо, Улу-Тоо. Море крови было пролито кыргызами, чтобы сохранить свою землю и свой язык. Бесконечные сражения обескровили народ. Он был на грани физического исчезновения с лика Земли. К счастью, Великий Октябрь пришел и на нашу землю. И снова наш народ воспрянул, поднял голову, стал расти и развиваться. Есть земля, есть язык – значит, есть народ.

В необъятной Вселенной есть одна маленькая жемчужина – это наша Матушка Земля. Среди многочисленных народов, населяющих нашу планету, живет очень добродушный, талантливый и древний народ – кыргызы. Да не погаснет в нашем очаге огонь и да пусть светят на нашем небосводе звезды!

К.Дж. Боконбаев – кандидат геолого-минералогических наук
    “Ала Тоо”, 1989 жылы, апрель.

 

ОЧНАЯ СТАВКА С ПАМЯТЬЮ

Сказать свое слово трудно в любом деле, в творчестве сложность этого еще более очевидна. Джоомарт Боконбаев – выдающийся киргизский литературный классик, восьмидесятилетие со дня рождения которого широко отметила общественность республики – в силу своего таланта смог это сделать. Сегодня в беседе с корреспондентом своими раздумьями о Дж. Боконбаеве, о состоянии киргизской литературы и культуры делится сын писателя – кандидат геолого-минералогических наук Кулубек Джоомартович Боконбаев.

– Многим, особенно молодому поколению, имя Дж. Боконбаева практически ни о чем не говорит. Его творчество не известно широкому кругу читателей. Произведений поэта на русском языке почти нет, вследствие этого нет возможности познакомиться с ним поближе. Расскажите о его литературной и общественной деятельности.

– Действительно, Джоомарт, как впрочем, и Дж. Турусбеков, М. Элебаев и некоторые другие – известные неизвестные... Известны их имена, но неизвестны или забываются их деяния, а ведь они – вехи на тернистой дороге культуры. Дж. Боконбаев является одним из зачинателей киргизской письменной литературы. Он классик киргизской поэзии, в частности, лирики. Его не зря сравнивали с Пушкиным не только в силу внешнего сходства. Многие лирические произведения пользовались такой популярностью среди людей, что некоторые из них считались народными. Например, стихотворение “Көк менен”, где он сравнивает Иссык-Куль с родинкой на лице красавицы, настолько вошло в кровь и плоть народа, что одно время на побережье озера стояли яркие щиты с прекрасным русским переводом, а внизу была надпись “слова народные”. Мне пришлось вмешаться, напомнить, что это стихи поэта, после чего положение изменилось. Под строками появилось имя отца.

Джоомарт Боконбаев является одним из основоположников киргизской драматургии. Его пьесы “Ай-Чурек”, “Каргаша”, “Алтын-Кыз” – это первые пьесы, с которых начиналось становление киргизского театра. Более того, Джоомарт был первым киргизским кинодраматургом. “Семетей – сын Манаса” – его сценарий, на съемках этого фильма он и погиб в 1944 году. Он внес существенный вклад в развитие киргизской детской литературы. Кто не помнит знаменитое стихотворение “Лягушонок и змея”? А ведь многие считают, что это киргизский фольклор, не зная, что строки эти принадлежат Дж. Боконбаеву.

Отец так же был одним из первых журналистов Киргизии, редактировал газету “Ленинчил жаш”, журнал “Советтик Кыргызстан”. Наконец, Джоомарт Боконбаев проявил себя и как незаурядный поэт-переводчик. Его перу принадлежат замечательные переводы стихов

М. Лермонтова, Абая, Ш. Руставели, К. Симонова. Причем, переводы эти адекватны, то есть соответствуют оригиналу и по содержанию, и по форме, и по художественному воздействию. Редко кому удавалось донести до киргизского читателя не только дух, но и форму произведения. Таким образом, вы убедились, что нет такого жанра, где бы Боконбаев не внес своего вклада.

Трудно переоценить роль и значение Дж. Боконбаева в становлении и развитии общественно-культурной жизни республики. Для него, поэта-гражданина, литературная и общественная деятельность были неразрывны. Возьмем, например, только одну грань этой деятельности – его роль в открытии для всей советской культуры Токтогула. В те времена песни Токтогула не записывались, не собирались. Ведь имя его могло попросту забыться. Какие-то песни затерялись бы, не сохранились, что-то бы изменилось. Ведь не знаем же мы многих, скажем так, авторов, перворассказчиков “Манаса”, за исключением С. Каралаева, С. Орозбакова. Из четырнадцати лет своей творческой жизни – пять Джоомарт отдал трудной борьбе за Токтогула, ибо в те времена, как и сегодня, трайбализм и невежество разъедали здоровье нации. Таким образом, если рассматривать Дж. Боконбаев не в отдельности, как поэта и драматурга, а во всей совокупности его многогранной деятельности, то, по мнению ученых, он занимает особое место в киргизской культуре.

– Притягательность личности Джоомарта, которая ясно ощущается и сегодня, наверное, не только в разносторонности его таланта, яркой скоротечности жизни?

– Моя мама часто говорила: “Природа щедро одарила Джоомарта, дав ему духовную красоту, гармонирующую с красотой внешней”. Во всех своих человеческих проявлениях он оставался высоконравственной, чистой личностью. Не секрет, что в творческой среде всегда существовала белая и черная зависть, борьба за лидерство. Часто она приобретает аморальные безнравственные формы. Джоомарту Боконбаеву это было чуждо. Он от всей души помогал своим талантливым коллегам публиковаться, умел замечать и выдвигать одаренную молодежь. Его считают своим учителем Т. Уметалиев, Т. Шамшиев, С. Жусуев. А. Осмонов тоже называл его своим учителем. У меня хранятся книги стихов Алыкула с дарственными надписями отцу, где есть такие строки: “Вы открыли цветок моей поэзии, вы мой учитель”.

– Кулубек Джоомартович, в наше время нередко слышишь обвинения в адрес интеллигенции 20–30-х годов. Дескать, они восхваляли Ленина, революцию. И на этой почве сделали себе имена. Я предвижу ваше неприятие этого суждения. Но все же, ведь Джоомарт Боконбаев посвятил этой тематике не один десяток стихов: “Новый Чу”, “Алай”, “Труд”, “Утром рабочий”, “На току”. Ваше отношение к произведениям, прославлявшим Октябрь и идеалы, связанные с ним?

– Что бы ни говорили сейчас о Великой Октябрьской революции, она для киргизского народа была избавлением от двойного векового гнета, нищеты. Царский колониализм, как и любой другой, целью своей ставил вытеснение или ассимиляцию коренного населения, территорию которого он завоевал. Революция в России объективно спасла киргизов и другие окраинные нации от исчезновения. Джоомарт, как и другие поэты тех лет, прекрасно видел и понимал это. Октябрь дал его народу свободу и мощный стимул к цивилизованному развитию – как он мог не воспевать это? Естественно, свое творчество он направил на отображение своей современности. Его стихи посвящены людям – дехканам, шахтерам, учителям, врачам. Он так и писал: “Я воспеваю труд. Я воспеваю людей!”. Впрочем, то был определенный период, когда творчество Джоомарта было направлено на воспевание идеалов революции и социализма. Мы сегодня в эйфории опровергательства как-то забыли, что ведь социалистическая идея – это выстраданная и проверенная практикой истории всех стран и народов общечеловеческая гуманная цель. Другое дело, что построенный у нас казарменный социализм ничего общего не имеет с истинно социалистической идеей, а только дискредитировал ее. По сути же своего творчества Боконбаев оставался глубоким лириком, даже в публицистике.

– Вы сетуете на формальный подход к личности и творчеству Дж. Боконбаева. Пытались ли вы предпринять какие-то шаги по охране и пропаганде наследия Боконбаева?

– Разумеется, ведь это мой сыновний долг. Но творчество Джоомарта – достояние всего народа. К сожалению, мы не умеем хранить достижения национальной культуры. За пределами республики, кроме имени Чингиза Айтматова, имена других киргизских литераторов практически не известны. Но Ч. Айтматов как писатель вырос не на пустом месте.

– Мне кажется, мы искусственно отделили имя Чингиза Торекуловича от всей остальной киргизской литературы, наделив его ролью представительства, если так можно выразиться.

– Согласен. Мы замкнулись в своем национальном кругу, который к тому же и сужается. Очень точно об этом сказал Олжас Сулейменов: “Великий народ потому и велик, что он свое малое делает великим, малый народ потому и мал, что он свое великое делает малым”. Так не относятся ли эти слова в определенной мере к нам? Разговор о Джоомарте – повод для размышления о роли и значении духовности, нравственности, морали в наши дни. Дни нелегкие, трудные. Дни жесточайшего политического и экономического кризиса. И одна из главных причин такого положения нашей страны – пренебрежение культурой, источником которой является духовность, а также, заметим, эрозия профессионализма.

Возьмем юбилей Джоомарта. Начиная с 1985 года я обивал пороги различных инстанций, доказывая необходимость заблаговременной подготовки к этой дате не ради очередного прославления его имени на казенном помпезном торжественном заседании. Джоомарту этого не нужно. Я полагал, что возвращение к истокам духовной культуры, которые олицетворяют К. Тыныстанов, С. Карачев. Дж. Боконбаев, Дж. Турусбеков, М. Элебаев и другие, необходимо народу именно в сегодняшнее тревожное время. Но не нашел понимания. Все мои инициативы, нет, не упирались в бетонную стену, а уходили как бы в песок. И юбилей так и прошел бы как всегда – торжественное заседание с речами и концертом, которое, кстати, и состоялось 3 ноября при полупустом зале, если бы не поистине народный праздник на родине поэта. Надо было видеть его! Это было волнующее и впечатляющее событие, которое духовно сблизило людей и, я уверен, дало новый импульс культурному развитию этого региона, ибо нет нужды доказывать, что человек в своем стремлении к совершенствованию ориентируется на выдающиеся личности. В этом я вижу смысл проведения юбилеев. В дальнейшем можно было бы, например, организовать боконбаевские литературные чтения на родине поэта. Условия для этого есть. В селе Мазар-Суу, где он родился, всего за три месяца построен великолепный по архитектурному замыслу и воплощению музей, а земляки поэта, уверен, всегда будут готовы радушно принять у себя цвет киргизской литературы и культуры. Еще раз повторюсь, истоки наших бед и побед в положении с культурой. Мы много говорим, и сейчас особенно, о межнациональных и внутринациональных отношениях. Сессия Верховного Совета республики, прошедшая в конце октября, показала – произошло четкое открытое разделение на южан и северян. В данной ситуации необходимо было проявить особую политическую прозорливость и не допустить такого деления. Казалось бы, мелочь, но вот какая картина получается: юбилей Джоомарта Боконбаева. Кто едет на торжества? В основном южане. А на дни Д. Турусбекова собрались главным образом его земляки. И это не единичный случай. Вот такие земляческие проявления еще больше способствуют разделению.

– Наш разговор подходит к концу, Кулубек Джоомартович, что бы вы хотели сказать, пользуясь выходом на широкий круг читателей?

– Истинная дружба между народами возможна только на основе партнерства, равенства и взаимоуважения, а они рождаются тогда, когда народы знают культуру друг друга. Нет у нас книг поэтов, писателей киргизов на русском языке. Вернее, их катастрофически мало. Мало у нас профессиональных переводчиков, ученых, которые занимались бы серьезным переводом и изучением творчества литераторов 20–30-х годов, чтобы донести их талант до русскоязычных киргизстанцев. И прав наш первый президент, Аскар Акаев, сказавший, что в первую очередь нам нужны высокообразованные кадры.

Вот на такой грустной ноте закончили мы беседу. Уровень культуры народа всегда определялся его умением хранить свое наследие, приумножать его. Умением делиться духовным богатством с братом, национальность которого не важна.

Беседу вела А. Оторбаева
    “Советская Киргизия”, 20 декабря, 1990 г.

 

ЖЕНШИНА НА ЛОШАДИ – СИМВОЛ ДЕМОКРАТИИ?

Кулубек Боконбаев в прошлогодней своей статье в нашей газете “Перепрыгнем ли мы вместе с Иваном через пропасть?” как-то вскользь заметил, что менталитету народов бывшего Союза, и в том числе кыргызов, исторически не были присущи устойчивые демократические традиции. Однако с ним не все согласились. Например, известный в республике политик и философ Дж. Сааданбеков утверждает обратное. Сегодня Боконбаев решил высказать свою позицию более полно.

Эта тема становится дискуссионной, и, по-видимому, необходимость разобраться, какой все-таки менталитет исторически был свойствен нашему народу, созрела. Проблема эта не столь безобидна и абстрактна, как кажется на первый взгляд. Не случайно ведь политики столь высокого ранга, как уважаемый мной Дж. Сааданбеков, сочли необходимым высказать по ней свое суждение. Знание менталитета народа, которым управляешь, другими словами, знание того, на что способен данный народ в силу своих традиций, уклада жизни, быта, способов производства, мышления, психологии, культуры в целом, так же необходимо, как знание органов управления автомобилем (и умение, навык управлять ими), состояния дороги, азимута движения. Иначе можно вовсе не тронуться с места, разбить автомобиль или заехать не туда. Хочу также сказать, что тема эта должна стать предметом исследования серьезных неполитизированных историков, а не дилетантских рассуждений. Но когда историки молчат, приходится говорить другим.

На крутых изломах судеб народов, государств, когда рушатся старые устои и общество оказывается в водовороте смуты, фундаментом новой политики, тем паровозом, который вытянет, всегда была, есть и останется идеология, способная мобилизовать и объединить людей в пассионарном порыве к новой цели. И всегда основу новой идеологии искали в истории, чтобы в ней найти те точки опоры в этнопсихологии, оперевшись на которые, перефразируя Архимеда, можно повернуть народы. Вспомним, хотя бы на примере нашей истории, как в первые годы советской власти спешно изыскивались (назначались!) в забитых, безграмотных окраинах царской империи мыслители-демократы, революционеры социалистического мышления. Или как Сталин в годины тягчайших испытаний Великой Отечественной войны реанимировал дух Александра Невского, Суворова, Кутузова – великих полководцев России, вопреки тому, что они были представителями класса угнетателей, пренебрегши при этом даже тем, что Александр Невский являлся вассалом, виночерпием хана Батыя, а Суворов в море крови потопил национально-освободительное движение поляков.

Между прочим, Емельян Пугачев, разжегший, по определению А.С. Пушкина, “страшный и бессмысленный бунт”, представлялся народу спасшимся от смерти царем Петром III. Видимо, знал менталитет народа.

Боже, упаси меня от того, чтобы читатели сделали из вышеизложенного вывод, что я возвожу теоретическую базу под абсолютную монархию или диктатуру. Это всего лишь исторические примеры к теме.

Когда на наши головы как мешком из-за угла обрушились гласность и демократия для того, чтобы вывести нас из нокдауна (нокдаун – термин в боксе, означающий потерю ориентации от удара, своеобразная эйфория), “отцы новых веяний” взахлеб стали кричать, что русскому народу издревле была присуще демократия, приводя в пример новгородское вече, в уничтожении которого виноваты большевики. К сожалению, как заметил выдающийся историограф Марк Блок, сильные мира сего всегда превращали историю в служанку политики, вырывая с кровью из ее живого тела только то, что питает аргументацию проводимой ими линии или фальсифицируя, насилуя ее, если подходящих примеров не находилось. Я готов отказаться от высказывания, что кыргызам, как и большинству народов СНГ, исторически не свойственны устойчивые демократические традиции (неприятно все же чувствовать себя исторически в чем-то неполноценным), если меня научно обоснованными фактами убедят в обратном, а не такими смешными аргументами в пользу “глубоких демократических ценностей”, как то, что кыргызы во время перекочевок сажали своих женщин на лучших иноходцев. Богат же был наш край иноходцами! Надо также полагать, что именно в целях возрождения славных демократических ценностей кыргызского народа некоторые наши нардепы-демократы, “знатоки истории и традиций”, подняли священное знамя борьбы за возвращение узаконенного многоженства. Я не большой знаток истории, и это, уверяю, не кокетничание, но что-то не припомню не то что в истории кыргызов, а и всех тюрков сведений о демократии. Припоминаю шаньюя хуннов Модэ, эпоху кыргызского каганата, вождей тюрков – Жаглакар-хана, Культегина и Бильге-хана, половецких ханов Саруухана, Артыка, Кончака; вспоминаю великую империю Чингисхана и государство Караханидов, и совсем свежи в памяти Османская империя и империя Романовых, Кокандское ханство и Бухарский эмират, Аблайхан и Кененсары, Ормонхан и Жантайхан, Алымбек-датка и Курманджан-датка...

Конечно, за исключением отдельных выдающихся государей, ханы и князья не располагали абсолютной властью, не были абсолютными диктаторами. За спиной стояла и поддерживала их власть аристократия. Поддерживала до тех пор, пока монарх, хан, князь, бек выражал их интересы. Стоило ему зарваться в чем-либо, как ему тут же отрубали голову или травили ядом... Конечно же, при монархах всегда существовал институт советников и, наконец, да, кыргызы “выбирали” себе хана, сажая его на белый войлок. Но вопрос в том, кого выбирали и кто выбирал? Простите, но это ведь не есть демократия. Это нечто из другой оперы. И опера эта называется, по крайней мере, до последнего времени так называлась, феодальным строем, а еще точнее, – его начальная форма: патриархально-феодальный строй. Элементы демократизма, свойственные человеку, могут развиться в традицию, ценности народа только пpи демократическом государственно-политическом устройстве общества, путь к которому долог.

Наконец, последние 73 года существования бывшего СССР господствовала, как известно, диктатура пролетариата, то бишь партии, точнее генсека. Любопытное признание по телевидению сделал бывший первый коммунист Азербайджана Г. Алиев в программе “Момент истины”. Говоря о взаимоотношениях с Брежневым, он воскликнул: “...он же был Царь!” Так где же и когда в нашей истории была демократия? Если даже, изучая под большим микроскопом, и найдут по принципу “чего изволите?” какие-то ее следы, сомнительные с позиции науки эпизодики, фактики, то что они по сравнению с двух-трехтысячелетней глыбой истории, на протяжении которой вырабатывался менталитет 120 поколений людей?!

Вернемся к женщине на лошади, как символу демократии. Действительно, женщины-кыргызки, как и казашки, туркменки, пользовались по сравнению, скажем, с арабскими мусульманскими народами, относительной свободой. Уважение к женщине тоже формально было в менталитете кыргызов, как впрочем и других народов, племен Земли, сохранивших в своей культуре, своем этническом сознании следы эпохи матриархата. Кыргызы ведь до XV–XVI веков были язычниками. Мусульманство, шариат не пустили глубоких корней среди кыргызов и казахов. До сих пор в нашем этносознании (это после широкомасштабной, тотальной мусульманизации, а затем коммунистической промывки мозгов!) сохраняется священное поклонение Синему Небу (Кёк Тенир), Земле (Кара Жер), Воде и Женскому Лону, воплощением которого является Умай Эне (прародительница всех тюрков). Сохранение на протяжении многих тысяч лет нашими народами языческих верований и рудиментов матриархата в условиях жесточайшего патриархата – это феномен, требующий специального исследования.

Я не случайно сказал, что уважение к женщине – формально свойственно менталитету кыргызов. Да, в некоторых традициях, обрядах, пословицах отзвуки матриархата можно уловить. Но это формальность. Такая же, как праздник 8 марта, когда женщинам дарят цветы, красивые слова говорят, а потом забывают о них до следующего праздника. В действительности же женщин всегда жестоко эксплуатировали. Они всегда были фактически рабынями, не имеющими права голоса, права на имущество, даже права на собственных детей и права на собственное имя...

Отдельные личности из легенд и реальной жизни Кыз-Сайкал и Жаныл-Мырза, дочь Каптагая и Курманджан-датка – исключения, подтверждающие правило. Может быть, я сказал слишком жестоко, но это правда, и повернемся ухом к голосу женщин. Вот что писала о женской судьбе известная кыргызская поэтесса:

О, тяжкий крест, о вечный быт… // О, вьючная судьба! // И день и ночь // Скрипит, скрипит // Груженая арба. // Сначала мать, //За нею дочь. // За ними внучки вслед. // И день, и ночь. // И день, и ночь // Десятки тысяч лет. // И остается яркость роз // На всей длине следов.

Может быть, на перекочевках женщин и сажали на лучших иноходцев (если таковые были), особенно любимую из жен, как хан Шырдакбек (у него-то был хороший иноходец). Красивая жена и хороший иноходец были украшением быта феодалов, и еще вопрос, кем из них они больше гордились. Главой же кочевки (кёч баши) всегда был мужчина – глава рода, племени, бек, хан.

Из сказанного выше также не следует вывод о том, что в силу своего менталитета кыргызы, как и русские и другие народы, фатально обречены на диктатуру, авторитаризм. Кыргызы, например, очень восприимчивы к различного рода новациям и к хорошим, и, к сожалению, плохим тоже. Нам свойственны и тяга к общинному (не путать с демократией) образу жизни, равно как и тенденция к изоляционизму, сепаратизму вследствие специфических историко-географических условий жизни и трайбализма. Вот такие парадоксы менталитета. Из сказанного, как мне представляется, следуют определенные практические политические выводы.

Демократии следует обучать и вводить в нее народ, не имеющий демократических традиций, осторожно. Постепенно, поэтапно, т. е. эволюционно. Вспоминается, как “железная” леди М. Тэтчер дипломатично предупреждала воспарившего М. Горбачева, что Англия к той демократии, которая у нее есть, шла 100 лет. Но куда там... Ждать 100 лет? Терпеливо вести народ к демократии? Нет. Извольте немедленно, при жизни надеть на него лавровый венок величайшего реформатора всех народов и времен. Результатом такого вот большевистского революционизма или политического кретинизма, как сказал Дж. Сааданбеков, явилась охлократия, и в этом я с ним согласен.

Вообще природа не терпит острых углов, а жизнь крутых изломов. Острые углы в природе приводят к катастрофам. Например, остроугольные сочленения разломов разряжаются землетрясениями, а революции в человеческом обществе приводят к тяжким людским бедам, горю, крови.

Одним из проявлений менталитета автократизма, своеобразной “лакмусовой бумажкой” является феномен культа личности. Этот феномен красной нитью проходит через историю наших народов от неизбывной веры в доброго батюшку-царя до “отца народов” и великого миротворца Л. И. Брежнева. И как-то не очень укладываются в концепцию демократии портреты президента и первые тосты в его честь. Если это признак цивилизованной демократии, то впереди всех стран СНГ Туркмения. В этой связи вспоминается, как лидер одной из демократических партий нашей республики с восхищением и как примером для подражания делился впечатлениями об аудиенции с вождем партии серых волков Турции Алп Арслан Тюркешем. Оказывается, все члены этой партии, приветствуя его, целуют ему руку. Далеко же мы ушли в своих традиционно глубоких демократических ценностях. Воистину: “Хоть тысячу раз повтори халва, во рту не станет слаще”.

К. Боконбаев – член оргкомитета Социал-демократической партии Кыргызской Республики
    “Слово Кыргызстана”, 4 сентября, 1993 г.

P.S. В этой статье дискуссия идет не столько с Ж. Сааданбековым, сколько с экс-президентом КР А. Акаевым. А предыстория такова: в газете “СК” от 22 мая 1993 г. было помещено интервью А. Акаева корреспонденту журнала “Дружба народов” В. Медведеву. В самом начале интервью корреспондент сослался на мою предыдущую статью, где я утверждал, что демократические устои исторически не свойственны народам бывшей Евразии. А. Акаев в категорической форме заявил, что моя точка зрения глубоко ошибочна. После этого интервью вышла статья Ж. Сааданбекова как бы в поддержку позиции президента.

 

ВОЙНА ЦИВИЛИЗАЦИЙ ИЛИ КРИЗИС ОБЩЕСТВА ПОТРЕБЛЕНИЯ?

Террористические акции 11 сентября 2001 года в США потрясли все мировое сообщество. Соединенные Штаты Америки, НАТО объявили о начале долговременной, широкомасштабной войны с международным терроризмом и государствами, покровительствующими ему. При этом в явной или слегка завуалированной форме причиной международного террористического зла, расползшегося по всей планете и ставшего реальной угрозой, установившемуся на ней относительно мирному “статусу кво”, объявляется мусульманский фундаментализм и экстремизм. Война с международным терроризмом воспринимается очень многими на “просвещенном” Западе как новый крестовый поход, как война гуманной христианской цивилизации с “варварским средневековьем”.

Все мировое сообщество сегодня тревожит главный вопрос: не перерастет ли объявленная война с терроризмом в третью мировую? Ведь именно в центральноазиатских и ближневосточных странах, располагающих огромными природными ресурсами, сходятся геополитические или, как говорят, жизненные интересы многих промышленно развитых государств. С другой стороны, в противоположность устремлениям великих держав в так называемых странах третьего мира, или слаборазвитых, зреют (или уже созрели) семена национального самосознания и недовольства несправедливым политическим, социальным и экономическим устройством мира, тем установившимся “статус-кво”, которому угрожает международный терроризм. И не только “мусульманский”, но и “христианский”, “иудаистский”, “буддийский”...

И здесь мы подходим к главному. Пожар терроризма, нередко приобретающего религиозную окраску, распространился по всей планете и, естественно, получил категорию международного. Точнее же будет присвоить ему классификацию международного политического терроризма. Такое утверждение, как мне представляется, является аксиоматичным и не требует доказательств.

Общеизвестный факт: вот уже десятки лет, со второй половины XX века, мировые средства массовой информации переполнены сообщениями о трагических последствиях терактов в разных частях света и возмездии за них, настигающем как самих исполнителей, так и страны, покровительствующие им. Между тем о первопричинах, истоках политического терроризма почти не говорится, хотя политикам экономически ведущих держав они, эти причины, хорошо известны. Но об этом не принято говорить честно, открыто, так как повлечет за собой кардинальную перестройку всей социально-экономической политики государств, изменение самой философии жизни общества. Бесполезно бороться со следствиями, не устранив причины. Вместо одной отсеченной головы вырастут три.

Итак, в чем же все-таки причина, корневые истоки резко обозначившегося в конце XX века и так трагически эффектно высветившегося в Америке глобального экономического, социального и политического кризиса? О возможности глобального экологического кризиса, вызванного истощением, исчерпанием жизненно необходимых человеку природных ресурсов, и, как следствие этого, неизбежности локальных и глобальных социальных конфликтов с последующей социальной деградацией человеческого общества, давно предупреждали и продолжают бить в колокола ученые. Эти предупреждения, выводы выдающихся ученых-гуманистов основаны на всестороннем, в том числе с использованием методов компьютерно-математического моделирования, анализе прошлого, настоящего и траекторий будущего развития демографической ситуации в мире, темпов и масштабов промышленного и сельскохозяйственного использования природных ресурсов и их мировых запасов.

Еще в XIX веке крупнейший ученый Мальтус обосновал теорию, согласно которой численность человечества растет в геометрической прогрессии, а прирост продуктов питания – в арифметической. Из этого вытекал вывод о неизбежности наступления “часа икс”, когда Мать-Земля не в состоянии будет прокормить все свое население. Эта теория, получившая нарицательное имя – мальтузианство, была подвергнута критике как антигуманная, поскольку она якобы служила идеологической базой для войн и геноцида как кардинальных, жестоко циничных, но необходимых во благо выживания всего человечества, точнее лучшей (?) его части, средств регулирования численности людей. Однако последующее развитие общемировой технократической цивилизации и глобальной экологической ситуации подтвердили выводы Мальтуса.

В конце 60-х – начале 70-х годов в серии докладов Римского клуба, объединившего крупнейших ученых мира, была доказана пагубность применяемой человечеством концепции неограниченного экономического развития. В 1972 году члены этого клуба, американские ученые Дэнис и Донелла Медоузы, обработав огромный фактический материал по тенденциям экономического, технического и социального развития на основе системного анализа, построили компьютерную модель его будущего развития. Этот доклад, называвшийся “Пределы роста”, вызвал шок в среде политиков, общественных деятелей и даже среди ученых, так как из него следовало, что дальнейший рост промышленного и сельскохозяйственного производства и потребления природных ресурсов, сопряженные с ростом численности населения, приведет к глобальной социальной катастрофе. Несколько ранее, в 1968 году, американские ученые-демографы Пол Эрлих и Анна Эрлих опубликовали книгу “Демографическая бомба”, также вызвавшую широкий общественный резонанс. Авторы предупреждали, что если не взять под контроль рождаемость, то социальная катастрофа в ряде стран в результате голода неизбежна. Время, как мы знаем, подтвердило их правоту.

За период со дня выхода в свет книги в мире погибло от голода свыше 200 млн. человек, преимущественно детей.

Доклады Римского клуба ученых были встречены неоднозначно. Прогрессивно мыслящая, хорошо образованная часть общества восприняла их выводы адекватно, как сигнал к действию на всех уровнях бытия. Ну а транснациональные компании, богатеющие за счет использования мировых природных и людских ресурсов, естественно, отрицательно. Много надежд возлагалось на научно-технический прогресс, достижения в сфере энергетики, и особенно в биотехнологии, на так называемую зеленую революцию. Однако, похоже, эти надежды в долгосрочной перспективе не оправдаются. Согласно исследованиям ряда ученых, в настоящее время наступает конец “зеленой революции”, когда благодаря новым технологиям с середины XX столетия шел процесс роста получаемой продукции с единицы земельной площади. Конец “зеленой революции” как раз и связывают с достижением “пределов роста”, или иначе, пределов экономической емкости природных экосистем, то есть истощением природных ресурсов. Мировое производство зерна достигло максимума в 1986 году, а затем впервые за 40 лет стало сокращаться. Мировое производство продуктов питания достигло максимума еще раньше, в 1984 году, и с тех пор неуклонно сокращается. Сегодня более 200 млн. людей только на африканском континенте страдают от недоедания и голода, 1,7 млрд. не имеют или почти не имеют доступа к источникам чистой питьевой воды.

Посмотрим теперь, как используются, точнее, как распределяются между странами и народами мировые природные ресурсы. Самой расточительной страной мира по использованию природных ресурсов являются США. Американцы каждый год выбрасывают 18 млрд. одноразовых пеленок, которые можно протянуть до Луны семь раз. Каждые три месяца они выбрасывают столько алюминия, что его хватило бы для замены всего воздушного флота США, и столько железа и стали, сколько используется во всей их автомобильной промышленности. За 30-летний период (1940–1970 гг.) американцы потребили невозобновляемых ископаемых минеральных ресурсов больше, чем все человечество до 1940 года. Ежегодно для нужд американцев в бумаге истребляется более 74 млн. деревьев.

США производят 160 млн. твердых отходов в год, которыми можно было бы загрузить цепочку 10-тонных грузовиков в половину пути до Луны. В 1983 году они произвели 266 млн. тонн токсичных отходов – более тонны на каждого своего жителя! Ежегодно американцы производят такое количество одноразовых стаканов из стайрофома, которого достаточно, чтобы опоясать земной шар по экватору 463 раза.

Ежегодно в Японии выбрасывается столько одноразовых палочек для еды, что вместо них можно было бы изготовить 10 млн. досок длиной 25000 километров.

Трагедия заключается в том, что к образу и уровню жизни, достигнутому в США, то есть к сверхпотреблению, стремятся другие страны, и некоторые из них достигли его. Вопрос: какой ценой, за счет каких ресурсов, если многие из них уже практически исчерпали свои?

Известно, что в настоящее время население индустриально развитых стран, составляющее 20% населения планеты – это около 1,2 млрд. человек – потребляет 80% мировых ресурсов. Это так называемый золотой миллиард планеты. На остальные, “не золотые” 5,8 млрд. жителей планеты приходится всего 20%, оставшихся от “золотого миллиарда”.

Есть ли на “цивилизованном” Западе понимание чрезвычайной опасности для всего человечества сложившейся системы использования жизненно необходимых природных ресурсов, разделения труда и богатства? Конечно, есть! Показательна в этом отношении позиция бывшего Президента США Б. Клинтона. Сразу после выступления антиглобалистов в Сиетле в конце 2000 года, проходившего под лозунгами защиты окружающей среды и борьбы против мирового капитализма, Б. Клинтон на весь мир заявил: “США, имея 4% населения мира, потребляют 20% мировых богатств и производят 20% тепличных газов... Богатые должны делиться с бедными”.

Итак, назрел конфликт “гуманной” христианской цивилизации с “варварской средневековой” мусульманской. Так ли это? В действительности мы сейчас стоим на пороге кризиса технократической, потребительской цивилизации, которая благодаря весьма эффективной глобальной коммуникационной сети пропаганды охватила весь мир. Идеологическим стержнем провозглашен примат материального обогащения перед морально-нравственными ценностями. В действительности в истории человечества никогда не существовала принципиальная война цивилизаций, направленная на уничтожение.

Да, в мире были и есть, к сожалению, войны, но эти исторически краткие времена конфронтации всегда сменялись длительными периодами мира, когда шел процесс взаимообогащения культур народов, диалог цивилизаций. Человечество до сегодняшнего дня ничего ценного не утеряло из всех великих цивилизаций Востока и Запада, Севера и Юга. И даже войны, как это ни покажется парадоксальным, через отрицание отрицания способствовали общему подъему культуры, морали.

Но нынешняя ситуация – и демографическая, и технологическая, и экологическая – принципиально иная, чем даже 60 лет тому назад, когда началась Вторая мировая война. Сегодня человек в состоянии уничтожить саму жизнь на планете Земля. Человечество в своем саморазвитии подошло к точке бифуркации, когда невозможно предсказать последствия. Либо человечество, пройдя этот роковой рубеж без глобального потрясения, создаст новый справедливый миропорядок, основанный на гуманистической морали и на добром разуме, создаст ноосферу, либо через всеобщий хаос и разрушение придет в упадок, деградирует.

Как никогда, сейчас актуальна древняя молитва племени оджубве:

Праотец, // Призри нас, обездоленных. Мы знаем, что во всем мирозданье // Лишь человеческая семья // Сошла со Священного пути. // Мы знаем, что мы одни // Так разрознены. // И вновь мы должны // Обрести друг друга, // Чтобы идти Священным путем. // Праотец, // Великий Святой, // Научи нас Любви, Состраданию, // Добру, // Чтобы могли исцелить // Мы себя и Землю.

К. Боконбаев – профессор, член-корреспондент Национальной академии наук
    “Слово Кыргызстана”, 2 октября, 2001 г.

P.S. Готовить книгу к изданию я начал в марте 2009 года, когда глобальный финансовый и экономический кризис достиг своего апогея, но Земля ещё жива, “час пик” ещё не настал и, помоги бог нам всем, чтобы он не наступил.

 

МЕНЯЕТСЯ ЛИК ЗЕМЛИ, НО, УВЫ, НЕ ЛЮДИ. РАПОРТ ИНЖЕНЕНРА ТАНЫШПАЕВА ОТ 1916 ГОДА

Прошедшие не так давно выборы в местные советы, похоже, не всколыхнули даже легкой ряби на поверхности задремавших от летней скуки политических сил. И то верно. К чему ломать копья там, где стоимость сломанного несравненно выше цены завоеванного трофея? Другое дело – предстоящие выборы в парламент республики. Тут борьба может развернуться нешуточная. Потому что есть за что побороться. За власть. Впрочем, так было во все времена, и побудительные мотивы тоже ничуть не изменились. В этом, по крайней мере, не сомневается профессор К.Дж. Боконбаев. Ему слово.

Недавно, перелистывая книгу “Восстание 1916 года в Киргизии”, я споткнулся и застрял на очень интересном рапорте инженера Танышпаева генерал-губернатору Туркестанского края, генерал-адъютанту А.Н. Куропаткину. Описанная в нем общественно-политическая ситуация, на мой взгляд, чрезвычайно актуальна и сегодня.

Кто же он, инженер Танышпаев? Этнический казах, в 1906 году окончивший Петроградский институт инженеров путей сообщения. В 1907 году – член 2-й Государственной думы, в 1917–1918 годах – комиссар Временного правительства и член правительства “Кокандской автономии” в Туркестане. О чем рапорт?

В 1916 году в Туркестанском крае Российской империи вспыхнуло восстание киргизов, казахов, узбеков против царизма, поводом, но не причиной (!) которому послужила мобилизация населения на Первую мировую войну. Восстание было жесточайшим образом подавлено, после чего, естественно, начался “разбор полетов” по извечному российскому принципу: кто виноват и что делать?

Вот мои извлечения из документально зафиксированных показаний Танышпаева: “...При сем имею честь представить Вашему Высокопревосходительству копию моего показания на допросе у следователя по требованию прокурора Верненского окружного суда”. Показание это представляет собою краткую историю отношений русской власти к киргизам в связи с событиями 1916 года.

“...Я являюсь свидетелем изменений условий киргизской жизни в Семиречье, приблизительно с 1894 г., а будучи гимназистом старших классов и студентом, понимал уже нужды киргизского населения, стал постепенно вникать во взаимоотношения между органами русской власти и киргизов, и, по мере постепенного изменения условий киргизской жизни, приходилось сравнивать, что было с киргизами раньше и что происходило в данный момент.

Обращаясь к истории этих взаимоотношений, должен, прежде всего, заметить, что прибытие русских в край киргизская масса, еще раньше слыхавшая о порядке, справедливости и могуществе русских, встретила, безусловно, дружелюбно, понимая, что прежним постоянным бедствиям от бесконечных войн, внутренних распрей и непорядков наступит конец. Этим объясняется, что проводниками русских отрядов явились самые родовитые киргизы...

Как бы там ни было, от прежних отношений к киргизам, принятых к руководству во времена генерала Колпаковского, теперь следа не осталось. Положение завело киргизов так далеко, что порой даже земельные притеснения бледнеют перед дрязгами выборов и партийности (здесь и далее автор имеет в виду не политические партии, а родо-племенные, клановые объединения. – К.Б.). Теперь нигде, ни одного выбора не бывает без громадных подкупов. Каждый раз перед выборами претендент клянется, что если проведут его, то прекратятся бесконнечные “темные” (так и называются на киргизском языке) налоги, настанет мир и спокойствие в волости. Киргизы, увлеченные партийностью, забывают подумать о том, зачем такой благодетельный претендент раздает 5, 10, 20, 30 и даже 40 тысяч рублей, когда все его будущее жалованье за трехлетие не превосходит 900–1500 рублей? Претендент, прошедший в волостные или народные судьи, собирает в 5, 10, 20 раз больше затраченного капитала, и этот форменный грабеж происходит в настоящее время. Партийные дрязги и еще чаще грабеж волостных доводят население до отчаяния и до преступления. В 1905 или 1906 г. в Лепсинском уезде возле почтовой станции Джуз-Агач жарганачинский волостной управитель Мухамод Галий Бейсенбин был убит толпой в 500–600 человек. Киргизы этой волости, встречавшие меня на этой станции 1906 и 1907 гг., рассказывали невероятные, легендарные дела...

Подкупы, вымогательства сделались явлениями обычными, ординарными.

...Позволю себе обратиться к книге В. Наливкина “Туземцы раньше и теперь” (с. 92): “Два уездных начальника (Н-с и Г-с) ушли в Сибирь за казнокрадство и лихоимство. За ними туда же, по другому делу, ушел правитель канцелярии генерал-губернатора (С-в). Один из военных губернаторов (Г-в), заведомо принимавший деятельное участие в грязных делах казнокрадов и грабителей, отделался одним лишь увольнением от службы, благодаря заступничеству генерал-губернатора и снисходительности царя”.

Нужны ли комментарии к этому предельно лаконичному рапорту? Полагаю, в них нет необходимости. Но мне обидно. Обидно за мой народ. С того времени прошло более ста лет. Нынешние поколения киргизов, в отличие от безграмотных дедов и бабушек, стали свидетелями полета человека на Луну, почти поголовно грамотными: по количеству докторов и кандидатов наук на душу населения мы, наверное, впереди планеты всей. Но взаимоотношения власти и народа, менталитет электората, ситуация с так называемыми выборами в органы власти остаются такими же, как и во времена инженера Танышпаева. Все течет, все изменяется и возвращается на круги своя?

Кулубек Боконбаев – советник председателя ЗС парламента КР,
    “Дело №”, 27 октября, 2004 г.

 

О ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИДЕОЛОГИИ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ 

Развал некогда великой державы под названием СССР начался не с печально знаменитой встречи в Беловежской пуще господ Ельцина, Кравчука и Шушкевича, а немного раньше, когда под лозунгами перестройки, нового мышления было развернуто массированное, глубоко эшелонированное наступление на идеологию социализма. Нас, уставших от дефицита всего, тотального контроля коммунистической партократии над всем и вся, даже над нашими мыслями убедили в преимуществах демократии, которая есть необходимое и достаточное условие для свободной, благополучной жизни. Стратегически блестяще задуманная операция завершилась полной победой идеологии рыночных отношений в общественной жизни или, проще говоря, капитализма. Мы восторженно встретили освобождение из-под ига коммунистического режима – искаженной, доведенной до абсурда социалистической модели общественного устройства. Мы наивно поверили, что демократия – это правление народа.

В целом, утверждение о преимуществах демократической формы управления жизнедеятельностью общества, безусловно, верно. Но, убеждая нас в этом на примере многих развитых стран, нам говорили далеко не всю правду! Или в состоянии эйфории мы сами кое-что недопоняли, не увидели предупреждающего дорожного знака: “Опасно! Крутой поворот!”. Хотели быстрее попасть в прекрасную страну по имени Капитализм и построить там свою Вавилонскую башню до небесного рая. В общем “хотели как лучше, а получилось как всегда”: все республики бывшего Союза рухнули в пропасть экономической разрухи, бедности абсолютного большинства людей на фоне баснословного обогащения небольшой кучки хватких “умников” – типичная картина дикого капитализма. Самая большая катастрофа, происшедшая с нами – развращение наших душ, разрушение нравственных ценностей, морали, которые только и отличали человека от животных. Бедный, бедный романтик, идеалист И. Кант! Он писал: “Две вещи наполняют душу все новым и все возрастающим удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее размышляешь о них – звездное небо надо мною и моральный закон во мне”. На трупах “старой” Морали и “убитой” Справедливости ныне победно пляшет новая мораль, названая её идеологами “прагматизмом”. Самые прагматичные существа в животном мире – хищники.

Вся же правда в том, что, во-первых, в странах так называемой демократии, по-прежнему, власть принадлежит не демосу – народу, а тем, кто праведными или чаще неправедными путями нажил огромные капиталы. Во-вторых, экономически развитые страны давно уже выросли из штанов классического капитализма. Они, в отличие от нас, извлекли уроки из истории забастовок, восстаний, революций, действительно дали гражданскому обществу некоторые свободы, вырастили средний класс и трансформировались в страны с идеологией демократического социализма. В то же время республики бывшего Союза вместо того, чтобы идти вперед по пути конвергенции, как например Китай, откатились на сотню лет назад. К сведению: теория конвергенции разработана известнейшим “буржуазным” ученым-экономистом, лауреатом Нобелевской премии Гэлбрейтом. Суть ее в трех словах – синтез преимуществ социализма и капитализма. Небольшая ремарка – информация к размышлениям. Сегодня ведущие экономисты и политики мира заговорили о конце эпохи радикального либерализма, идеология которого в пяти словах: рыночный механизм сам все отрегулирует. Они убедились, что этот путь ведет к гибели нынешней технократической, прагматической цивилизации.

Жестокая реальность дикого капитализма отрезвила нас. И как всегда мы стали искать: кто виноват? И что делать? И, как всегда, нашли. Во всем виноваты евреи, чеченцы, русские, украинцы, узбеки, киргизы, таджики и прочая и прочая в зависимости от того, в какой республике происходят события; а потому долой всех тех, у кого не тот цвет кожи, разрез глаз, форма носа. В бывшем СССР только в страшном сне могло такое присниться, появились дикие националисты, шовинисты, откровенные расисты, сбивающиеся в стаи, простите, в партии.

Протрезвев от вакханалии в головах, душах и экономике, мы стали в растерянности оглядываться вокруг: где мы, куда идем? И вновь ищем путеводную звезду по имени Идеология. И опять не видим эту звезду, о которой мечтали все поколения людей с глубокой древности, отразили в фундаментальных положениях великих религий мира и за восход которой боролись. Имя этой путеводной звезды – Социализм. На знамени множества поколений людей, шедших к этой звезде, написано: Свобода, Равенство, Братство, Справедливость.

“Все течет, все изменяется и возвращается на круги своя”, – учили нас древние мудрецы. Парадокс нашего смутного времени: будучи зрячими, не видим, не глухие, но не слышим.

Не миновала сия чаша и нашу республику. Разговоры о необходимости разработки государственной (национальной) идеологии для Кыргызской Республики ведутся давно, пожалуй, со дня обретения государственного суверенитета.

Нам предлагали семь заповедей Манаса, но они не были восприняты народом, ибо великие слова этих заповедей нарушались теми, кто их нам сформулировал. Да и, честно говоря, эти заповеди – не что иное, как немного подредактированная калька 10 заповедей, данных Богом Моисею (Мусе), преподнесенная бывшему президенту хитроумными царедворцами, как “ноу хау”. Попытался, было, разработать идеологию О. Ибраимов – главный идеолог прежнего режима. Не получилось и у него.

Сегодня вновь развернулась дискуссия: нужна ли государственная идеология? Одни считают, что нужна ибо, как полагают, для погашения негативных сторон глобализации и сохранения нации, выхода нашей маленькой республики на дорогу прогрессивного развития жизненно необходима совершенно новая идеология. Другие отрицают ее необходимость. Как уже было на протяжении веков, высказываются полярные суждения: бытие определяет сознание или, наоборот, сознание определяет бытие. Будет много жарких споров среди ученых и сломано немало политических копий.

Меня в этой дискуссии беспокоит одно. У нас появились силы, искренне заблуждающиеся, или намеренно использующие в политической борьбе национальный, точнее этнический фактор и разные исторические мифы.

В этом контексте не затихает возня вокруг проблемы государственного и официального языка в нашей республике. Автор этой статьи неоднократно публично и письменно, и устно высказывал свою позицию по этому поводу. Еще в те опасные, КГБшные, времена под руководством известного государственного деятеля М. Шеримкулова (в то время секретаря ЦК КП Кыргызстана), совместно с немногими другими был в авангарде, кто боролся за конституционное признание кыргызского языка государственным. Много воды утекло с того времени. Ситуация ныне другая, а потому самое время обратиться к поучительной истории, связанной со строительством Вавилонской башни. Итак, глава одиннадцатая из Ветхого Завета, книги Моисея (Мусы):

“На всей земле был один язык и одно наречие. Двинувшись с востока, они нашли в земле Сеннаар равнину и поселились там. И сказали друг другу: наделаем кирпичей и обожжем огнем. И стали кирпичи вместо камней, а земляная смола вместо извести. И сказали они: построим себе город и башню высотою до небес, и сделаем себе имя, прежде нежели рассеемся по лицу всей земли. И сошел Господь посмотреть город и башню, которые строили сыны человеческие. И сказал Господь: вот, один народ, и один у всех язык; и вот, что начали они делать, и не отстанут они от того, что задумали делать; сойдем же и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого. И рассеял их Господь оттуда по всей земле; и они перестали строить город и башню. Посему дано ему имя: Вавилон, ибо смешал Господь язык всей земли, и оттуда рассеял их Господь по всей земле”.

Ключевыми для понимания всей глубины мудрости этого стиха из Книги Книг является, на мой взгляд, одна строка:

“Вот, один народ, и один у всех язык; и вот, что начали они делать, и не отстанут они от того, что задумали делать…”

Вся последующая история человечества убедительно доказала правоту Бога: один народ, владеющий только одним языком обречен на амбициозно бессмысленную попытку построить башню до небес...

Языковая изоляция ведет к культурной деградации и социальной маргинализации. Согласно второму закону термодинамики в любой закрытой системе неизбежно растет энтропия – мера беспорядка, гибели: неважно живая это или неживая природа, экономические или иные общественные системы.

Наши предки, номады, выжили только потому, что, кочуя по дорогам жизни, встречаясь на них с другими племенами и народами, осваивали их язык, обогащая свой родной, перенимали лучшее из их культуры.

Сегодня мы, кыргызы, пока ещё остаемся двуязычным народом.

У нас ещё есть два крыла: кыргызский и русский языки. Обрубить одно крыло – великий грех перед будущим нашего народа.

К.Дж. Боконбаев – член-корреспондент НАН КР
    “Диалог цивилизаций”, №7, 2007 г.

 

МЫ ОТНОСИМСЯ К СВОЕЙ ЗЕМЛЕ КАК К ВРАГУ

– Кулубек Жоомартович, в последнее время в мире больше внимания стало уделяться проблемам горных районов. В 2002 году в Бишкеке был проведен глобальный саммит горных стран. Каждый год ООН принимает 2–3 резолюции по горным странам. Что является причиной всего этого?

– В настоящее время около 25 процентов площади земли занимают горы. Половина населения земли пользуется водными ресурсами горных стран. На земле насчитывается 1 млрд. самых бедных людей, 80 процентов из них – жители горных стран. Бедность – причина различных конфликтов. Большинство горных стран стали очагами терроризма, экстремизма, наркобизнеса. Кыргызстан входит в число таких стран, как Афганистан, Бутан, Эритрея, Непал, Таджикистан, с экстремальными для жизни природными условиями. 94 процента территории нашей страны составляют горы, из которых 70 процентов занимают зоны, трудные для проживания. При этом больше 51 процента земли, годной к сельскому хозяйству, подвержено эрозии.

По сравнению с равнинными странами, проживать, трудиться в горных регионах очень тяжело и сложно как с климатической, так и с финансовой стороны. Например, энергии в горных странах потребляется в 2–3 раза больше, чем на равнине, стоимость строительных работ увеличивается на 50–80 процентов. Все эти трудности резко умножают расходы. Такая ситуация обусловливает жесткое отношение жителей горных зон к природным ресурсам. Это приводит к разрушению экосистемы, деградации земельных, водных, лесных ресурсов, увеличению бедности. В настоящее время массовая миграция населения стала характерным явлением не только в Кыргызстане, но и в других горных странах. Разрушение экосистемы в горах отрицательно влияет на соседние страны, расположенные на равнинах. Вследствие этого мировое общество начало уделять особое внимание проблемам горных стран. Особо нужно отметить, что в последнее время у нас идет процесс деградации экосистем, а также социальной деградации. Здоровая, дееспособная молодёжь в массовом количестве мигрирует в другие страны. Во многих горных селениях остались только люди преклонного возраста и дети. Многие семьи распадаются. Такие явления приводят к возникновению не только экологических, экономических, но и политических проблем.

– По официальным данным, более 90 процентов социальных конфликтов, столкновений образовываются на почве экологических причин. Сегодня мы тоже много обсуждаем, пишем об экологических проблемах, но какие сдвиги происходят в этом направлении?

– За последние 10 лет было принято множество государственных документов об охране природных богатств. Например, в августе 1997 года в Совете безопасности была принята Концепция экологической безопасности страны. В последующие 1998–2001 годы был принят ряд законов. Однако, если честно, то все эти документы остаются на бумаге. Так, 25 сентября 1998 года Правительство издало постановление “О биосферной территории Иссык-Куль”. После издания постановления экологическая ситуация Иссык-Куля не улучшилась, а, наоборот, ухудшилась. В прежнее время не разрешалось строительство зданий, размещение инфраструктуры в пляжных зонах. В последнее время пансионаты, коттеджи строятся только в пляжных зонах. И никто не контролирует исполнение законов и постановлений правительства. Губернаторы, акимы, другие чиновники будто ничего не знают и не видят. В позапрошлом, прошлом годах было уничтожено 15–20 процентов реликтовых ореховых лесов в Аксы. Продолжаются заготовки можжевельника, орехового капа в Базаркоргоне и в других местах, незаконный вылов рыбы в Иссык-Куле, Токтогуле.

– Какие меры необходимо принять для улучшения ситуации в этом направлении?

– У нас потребители природных ресурсов и охранники окружающей среды находятся в одной структуре. Иначе говоря, мы доверили охрану правой руки левой руке. А в развитых странах экологические инспекторы как прокуроры – нарушителей природоохранных законов ждет неминуемое наказание.

– Кулубек Жоомартович, в качестве ученого-эколога, какие еще проблемы Вас особенно волнуют?

– Мы живем в регионе с активной демографической динамикой. По прогнозам специальной комиссии ООН, к 2025 году население Узбекистана превысит 40 миллионов, а население Таджикистана приблизится к 15 миллионам. Население Кыргызстана увеличится до 9 миллионов. То есть, население республик Центральной Азии увеличится более чем вдвое. Для нормального проживания такого количества людей необходимы, в первую очередь, земля, вода. Если сегодняшние процессы деградации основных природных ресурсов продолжатся, то в 2025 году на одного жителя Кыргызстана придется лишь по 0,1 гектара пахотной земли. Особенно обострятся проблемы земельных и водных ресурсов в регионе. По прогнозам специалистов, к тому времени объем ледников в Кыргызстане сократится почти вдвое, что может привести к водному кризису. Мы относимся к земле, пригодной для сельского хозяйства, как к врагу. Я посетил многие страны мира: они размещают селения и деревни на землях, непригодных для сельского хозяйства. Пахотную землю оберегают как зеницу ока. А у нас, с тех пор как обрели независимость, самые лучшие пахотные земли застраиваются. Где мы будем выращивать зерновые культуры завтра и как последующим поколениям обойтись без земли?

– Какие конкретные работы выполняет ваш центр по облегчению вышесказанных проблем?

– В данное время мы выполняем несколько проектов совместно с международными донорскими организациями. Например, реализовываются проекты по устойчивому землепользованию в Памиро-Алае, реабилитации мусорной свалки в Бишкеке, по поддержке жителей горных селений в Чонкемине и др. Общая денежная сумма проектов составляет около 10 миллионов долларов. Готовим ещё 4–5 проектов. Что можно сделать, чтобы в дальнейшем устранить вышеизложенные негативные явления? – только такой вопрос нас сегодня занимает. Проблемы, недостатки известны. Все стали “экологами”. Законная, нормативная база давно создана. Если мы действительно любим нашу землю, народ, то уже пора переходить от слов к действиям. По моему мнению, надо вновь образовать Министерство охраны окружающей среды и дать ему надведомственный статус. В его структуру должна входить экологическая полиция или милиция.

Папан Дүйшөнбаев
    “Кыргыз Туусу”, 26 июня, 2007 г.

 

ПРЕСТИЖ ГЕОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКИ

Стереотипное представление о геологии, как науке о поисках и разведке месторождений полезных ископаемых, распространено широко. Однако задачи геологической науки многообразнее. Сегодня геология как наука о Земле (гео – земля, логос – наука) является наукой, охватывающей практически все природные процессы на земле (и в космосе) как в живой, так и в неживой материи и включающей в себя геохимию, биогеохимию, минералогию, петрографию, палеонтологию и другие.

Если вспомним, геология берет свое начало от минералогии, которая своими корнями уходит в глубь веков, когда человек впервые стал использовать камень как орудие труда, оружие защиты и нападения. Археологические исследования показывают, что уже в то время, в палеолите, около 1 млн. лет назад, человеку первобытного общества было известно около 20 минералов (сегодня их известно свыше двух тысяч). Таким образом, рождение геологии, как, впрочем, и других наук, отвечало практическим запросам человека.

Однако было бы неверно движущей силой науки считать только практические запросы. Более важным стимулом ее развития являлись духовные запросы человека, тот их аспект, который мы называем Жаждой Знания. Именно жажда познания является главным фактором саморазвития науки, обеспечивающим опережение ею запросов практики.

Казалось бы, какой практический интерес для человека могут представлять события, происходившие на Земле и с ней многие десятки и сотни миллионов лет тому назад? Все геологические изменения лика Земли: образование океанов и морей, катастрофические землетрясения и извержения вулканов, образование и разрушение гор, наступление и отступление ледников, движение материков, солнечная и земная радиация – непосредственно влияли на развитие жизни на Земле, обрубая одни ее ветви и давая расцвет другим. Геологические науки изучают совокупность всех природных процессов, в русле которых существует жизнь.

Землю же, наш светлый и теплый дом, в бесконечных просторах холодного и, может быть, безжизненного космоса изучает геология. Об этом приходится говорить потому, что экологический аспект роли и значения геологических наук не только мало известен широкой общественности, но, к сожалению, даже среди ученых имеется определенное недопонимание вплоть до утверждений, что экология якобы чисто биологическая наука. Но, например, геохимия, одна из геологических наук, изучает историю химических элементов Земли. Все живое на Земле – растения, животные, люди – порождено природой и, как дитя с матерью, связано с ней неразрывной пуповиной. И все живое постоянно обменивается с окружающей средой веществом (химическими элементами) и энергией. Говоря научным языком, процессы жизни включены в единый глобальный геохимический цикл Земли. Таким образом, геохимия своей отраслью биогеохимией проникает и в процессы жизни, в науки, изучающие ее, – биологию, медицину.

Эту неразрывную связь интуитивно ошущали еще мудрецы древнего Китая и Греции, нащупывали ее нити великие Ибн Сина, Фараби и Беруни, но, пожалуй, впервые научно обосновал, оформил ее как учение гениальный советский ученый, академик В.И. Вернадский. Он точными методами геохимии показал не только огромную роль геохимических (шире – геологических) процессов на развитие жизни, формирование биосферы, но и обратное колоссальное воздействие живого вещества в целом, и человека в частности, на течение геохимических и геологических процессов, воздействие, равное по своим масштабам самим геологическим стихиям.

Практическое значение этого познанного человеком закона природы огромно. Сегодня человечество впервые за всю историю осознало, что, став реальной геологической силой, оно способно настолько изменить Природу Земли, неразумно разрушая и создавая горы и моря, поворачивая вспять реки, уничтожая леса, что само его существование на Земле стоит под вопросом.

Таким образом, все процессы в природе и обществе взаимосвязаны и взаимообусловлены. Эти причинно-следственные связи либо хорошо видимы, четко проявлены, либо скрыты, но они связывают в единое целое всю Вселенную, в том числе и Жизнь.

А как обстоит дело в геологической науке у нас? Каков престиж геолога?

Чтобы объективно определить положение, надо обратиться к конкретным фактам, к научному учреждению – Институту геологии АН Киргизской ССР.

Разумеется, за 35 лет, если вести отсчет со дня организации Академии наук Киргизской ССР, геологическая наука республики, объединяющая в своих рядах не только ученых, но и большой отряд геологов-производственников, достигла значительных успехов. В основных чертах и в довольно подробном масштабе изучены: геологическое строение республики, то есть из каких горных пород сложена ее территория; история геологического развития региона от древнейших времен (около 2,5–3 млрд. лет назад) и до наших дней; основные водоносные горизонты и бассейны подземных вод, их состав, главные типы полезных ископаемых, закономерности их локализации в структурах Тянь-Шаня и основные эпохи их образования.

За это время было подготовлено много высококвалифицированных специалистов. Только ордена Трудового Красного Знамени Институтом геологии, который ныне носит имя академика М.М. Адышева, возглавлявшего Институт более 20 лет, подготовлено свыше 100 кандидатов и 14 докторов наук.

Большой вклад внесла наука и в раскрытие минерально-сырьевых ресурсов республики. Это надо особенно подчеркнуть, потому что в этом вопросе есть определенное недопонимание при оценке практической отдачи геологической науки.

Не усложняя проблему рассуждениями, скажем, что для этого есть свои причины. Дело в том, что путь от научного прогноза, открытия по этому прогнозу месторождения, разведки его запасов и до ввода его в эксплуатацию очень длителен – около двадцати-тридцати лет, то есть практически весь срок активной, производительной жизни одного поколения. Это вызвано тем, что кроме чисто геологических предпосылок, для того чтобы открытое месгорождение начало разрабатываться, необходимы развитый уровень технологии добычи и переработки сырья (нередко требуется разработка новой оригинальной технологии), благоприятные экономические условия (развитая иифраструктура, союзная и мировая конъюнктура и т. д.). На этом долгом пути, когда к месторождению в хорошем смысле слова прикладывают руки многие десятки практиков – геологов, горняков, технологов, экономистов, вклад ученых, науки как-то забывается.

Так, республика располагает огромными запасами алюминиевого сырья в нефелиновых сиенитах Зардалекского, Сандыкского и других массивов. Еще в середине 50-х годов в рамках “Проблемы Большого Нарына” и в 60-х годах в “Программе формирования Северо-Киргиз-
ского горно-промышленного комплекса” учеными (Д.А. Алышбаевым, Ф.Т. Кашириным и другими) предлагалось промышленное освоение Сандыкского месторождения. Однако в то время уровень развития энергетики республики, а также отсутствие технологии переработки нефелинового сырья не позволяли приступить к отработке этих месторождений. И только сегодня, спустя 30 лет, созрели реальные технолого-экономические предпосылки для того, чтобы вернуться к этому вопросу. А в это самое время вряд ли кто-нибудь вспоминал вклад ученых.

Многим в республике хорошо известен Актюзский рудник, где добывают ценнейшие редкоземельные металлы, приносящие огромную прибыль, в том числе в валюте. Но мало кто знает, что у истоков открытия этих руд стоял ныне покойный профессор С.Д. Туровский, около 30 лет проработавший в Институте геологии АН Киргизской ССР. В 1950-х годах, тогда еще молодой научный сотрудник, изучая минералогию Актюзской группы месторождений, считавшихся свинцово-цинковыми, он пришел к выводу, что в них содержится много минералов редких земель, которые могут добываться в виде самостоятельного сырья. Им было написано много научных статей, докладных записок в директивные органы. Спустя двадцать лет редкоземельное сырье стали добывать.

Огромные запасы разнообразных ценных металлов заключены в так называемой черносланцевой формации Киргизии. Академик М.М. Адышев 17 лет тому назад писал: “...я верю, что в недалеком будущем с развитием техники огромные богатства, заключенные в этой формации, изучению которой я посвятил всю свою жизнь, будут служить моему народу, моей стране”. Сегодня мы воочию видим, как сбывается прогноз ученого. Золотоносность Киргизии научно предсказывали еще более 20 лет назад ветеран Института геологии АН Киргизской ССР, ныне доктор наук В.Т. Сургай, профессор К.Л. Бабаев из братского Узбекистана. Известный киргизский ученый В.Г. Королев является первооткрывателем ряда месторождений, которым в свое время не было придано соответствующего значения.

Такие примеры можно множить, однако надо прямо признать, что развитие геологии и ее эффективность в последние годы заметно снизились. Легче всего и проще всего было бы обвинить в этом ученых. Доля нашей вины, безусловно, есть, ибо верна мысль, что “кадры решают...” Вместе с тем, чтобы раскрыть причины, необходим объективный, взвешенный анализ по всем факторам развития науки – такой, какой был продемонстрирован в выступлениях на XIX Всесоюзной партконференции по вопросам науки М.С. Горбачевым и другими делегатами.

Застойные явления, поразившие буквально все сферы жизни нашего общества, не миновали и науку. Коль наука признается мощной производительной силой, то она требует и соответствующих капиталовложений, финансирования, материально-технического обеспечения. Беспокоит то, что и на науку у нас распространялся остаточный принцип.

Если, например, на фундаментальную науку в США направляется 15 миллиардов долларов, то у нас в стране, как выяснилось на XIX партконференции из выступления президента АН СССР академика Г.И. Марчука, этот показатель составляет 2 миллиарда рублей. В Киргизии общий объем финансирования Академии наук составляет около 15 миллионов рублей, в то время как в Академиях наук Армении, Латвии, Литвы – около 29 миллионов в каждой. Комментарии излишни!

Еще хуже обстоит дело с обеспечением научно-исследовательских работ современным научным оборудованием и аппаратурой. Возьму на себя смелость утверждать, что без него практически невозможно проводить сколько-нибудь серьезные исследования в области естественных наук, в частности геологических. Например, микрозонды французской фирмы “Камека” позволяют на участке размером в несколько микрон определить химический состав и структурную организацию вещества. Применение этого прибора позволило сделать ряд научных открытий, а сибирским ученым разработать эффективные критерии поисков алмазов по микропримесям в сопутствующих ему минералах, за что они были удостоены Ленинской премии.

Наши же исследования в республике проводятся на морально и физически устаревшем оборудовании образца 1960-х и даже 1950-х годов, как 20–30 лет тому назад. Эта цифра – примерный уровень нашего отставания от головных институтов страны. Фондовооруженность одного работника в нашем Институте составляет около 9 тысяч рублей, в то время как в Институте геологии АН Казахской ССР – 60 тысяч рублей. Фактически основным инструментом наших работ по-прежнему остаются геологический молоток, компас и ноги. Если в республике не будет решена задача обеспечения геологической науки современным научным оборудованием, то ее дальнейшее развитие весьма проблематично.

Положение усугубляется и тяжелой кадровой ситуацией. Средний возраст кандидатов наук в Институте приблизился к 55 годам, докторов наук осталось двое, а общее число высококвалифицированных специалистов неуклонно сокращается. Это вызвано тем, что в последние 15–20 лет резко сократился, практически прекратился приток в Институт способной молодежи.

Так, за истекшие 5 лет в Институт пришло 12 выпускников вуза, то есть на каждую лабораторию за эти пять лет пришлось по 0,6 специалиста, в то время как потребность в них, чтобы не разрушалась цепь преемственности поколений, чтобы сохранилось простое воспроизводство, в десять раз выше. Беда еще и в том, что из-за нехватки специалистов (как говорится, “не до жиру, быть бы живу”) мы вынуждены в лаборатории чисто геологического профиля принимать молодежь без базового образования и фактически переучивать их.

Причина такого положения, на мой взгляд, в следующем. Профессия геолога трудная. Длительные экспедиции (минимум 5–6 месяцев в году), неустроенность труда и быта (жизнь в палатках без элементарных санитарно-гигиенических удобств может быть привлекательна в период короткого летнего отпуска), оторванность от семьи и культурных центров совершенно не компенсируется материально и морально. Если в производственных геологических организациях молодой, грамотный специалист имеет все же перспективу в течение 5–10 лет получить и квартиру, и относительно высокий заработок, то в научных учреждениях он практически обречен минимум 10 лет на зарплату в 120–140 рублей и без реальной надежды получить квартиру. Поэтому и не идет к нам способная молодежь, а те, кто приходят, промыкавшись 2–3 года, уходят. Из тех 12 молодых специалистов, которые пришли в Институт геологии в текущей пятилетке, шесть уже покинули его стены.

Правда, положение в науке после принятия ряда постановлений партии и правительства по совершенствованию заработной платы научным работникам и частичного изменения структуры финансирования улучшается. Появилась возможность материального стимулирования тех, кто хорошо работает. Тем не менее дефицит геологов, по крайней мере у нас в республике, по всей вероятности, в ближайшие годы преодолеть не удастся. И вот почему. Надо откровенно признать – престиж геологической науки и профессии геолога в целом по стране и у нас в республике упал как никогда низко. И не только потому, что это трудная профессия в социально-бытовом аспекте, но также и потому, что геологические науки в целом пока не совершили в своем развитии такого качественного скачка, какой совершили, например, молекулярная биология и физика. Приложение своим способностям, таланту молодежь находит в вычислительной технике, электронике, молекулярной биологии, автоматике и других науках, находящихся на гребне успеха.

Чтобы придать динамизм развитию геологических наук и тем самым привлечь к ним новые поколения исследователей, необходимо, на мой взгляд, смещение акцентов в ее задачах. Это необходимо тем более, что уровень обеспеченности нашей страны запасами различных уже разведанных полезных ископаемых останется достаточно высоким, по некоторым оценкам, до 2010–2015 годов. Следовательно, задача поисков и разведки полезных ископаемых, на которую до последнего времени были ориентированы усилия геологов, на ближайшие 10–15 лет перестает быть первостепенной. Поэтому представляется целесообразным геологические науки Киргизии ориентировать также и на изучение геологических аспектов рационального природопользования. Эта задача имеет две стороны.

Одна сторона общеэкологическая, включающая в себя проблемы взаимодействия человека и природы. Главное богатство нашей республики – её горная природа. В силу специфики геологического строения, географии она особенно экологически ранима, легко подвержена разрушительным антропогенным воздействиям и поэтому нуждается в охране, бережном использовании. Словом, работы для геологов в этом жизненно важном направлении – экологии гор – непочатый край.

Другая сторона экологических аспектов геологии более узкая, специфическая – охрана недр, под которой понимается рациональное, комплексное использование полезных ископаемых. Полное извлечение всех полезных компонентов из руд (а не только одного компонента, как это обычно практиковалось) равносильно открытию нового месторождения, но значительно дешевле и экологически чище. Технологии же комплексной рациональной отработки месторождений, полного извлечения всех полезных химических элементов не могут быть разработаны без знания форм их нахождения в рудах, то есть без детального изучения минералогии и геохимии.

В связи с проблемой охраны и рационального использования недр хотелось бы коснуться некоторых вопросов экономики.

На XIX партконференции был поднят вопрос о гармонизации экономических взаимоотношений союзных министерств, республик и регионов. Дело в том, что львиная доля доходов от использования природных ресурсов республик, регионов идет в фонд союзных министерств. Например, республика располагает определенными запасами драгоценных, полудрагоценных и ценных поделочных камней, однако хозяином этих богатств является объединение “Союзкварцсамоцвет”, которое через свой филиал “Средазсамоцвет”, что в Ташкенте, и отрабатывает, нередко хищническим способом, эти месторождения. Республика же не может распорядиться своим богатством.

Затронутые проблемы, безусловно, будут решены в рамках перестройки политической и экономической системы, идущей в нашей стране. Это откроет новые возможности и для сбалансированного по всем параметрам развития горнорудной промышленности республики.

Как известно, большая часть полезных ископаемых (металлы, уголь, нефть, газ и др.) являются невозобновляемым сырьем, то есть они раз и навсегда изымаются у природы, отнимаются у будущих поколений. У нас в Киргизии полностью отработаны, изъяты Актюзское свинцово-цинковое, Ак-Кульское, Чолок-Терекское, Кызыл-Кийское, Канское, Сумсарское, Каджисайское, Кавакское и другие месторождения. Проблема в том, что фонд легко открываемых месторождений, то есть месторождений, локализованных близко к поверхности земли или выходящих на её поверхность, к настоящему времени практически исчерпан. Это во-первых. Во-вторых, и это, пожалуй, главное – бурное развитие принципиально новой техники и технологии, создание новых материалов ставят перед практической геологией новые задачи – поиск нетрадиционного минерального сырья, особо редко встречающихся в природе элементов, а эти задачи требуют, в свою очередь, фундаментального научного обеспечения, новых нетрадиционных подходов и решений. Серьезным тормозом в развитии геологических наук в Киргизии, на мой взгляд, и было как раз преобладание в наших научных исследованиях традиционных подходов.

В настоящее время после долгих, слишком долгих поисков в Институте геологии выработано приоритетное направление. Не утомляя читателя специальными вопросами, отметим, что суть его заключается в том, что будет сделана попытка по-новому осмыслить металлогению (наука о закономерностях образования и размещения рудных месторождений) республики на основе геодинамической концепции, то есть на основе гипотезы движения литосферных плит (материков). Однако от постановки задачи до ее решения – долгий путь. И здесь видится ряд серьезных трудностей. Обращу внимание на одну из них. Если эта задача будет решаться опять только традиционными геологическими методами, основным инструментом которых являются полевые наблюдения с геологическим молотком и компасом в руке, то можно с большой долей уверенности сказать, что серьезных результатов ожидать не приходится.

Геология должна начать говорить на языке точных наук, познавать природные процессы не качественными (приблизительными), а точными, количественными методами. Сегодня наиболее прогрессивной научной дисциплиной среди геологических наук является геохимия. Она своими точными методами познания пронизывает практически все геологические науки, наполняя их новым содержанием. Это общепризнано. К сожалению, геохимия у нас в республике развивается крайне недостаточно. Причина опять-таки в отсутствии квалифицированных кадров с базовым геохимическим образованием и необеспеченности современной научной аппаратурой, о чем говорилось выше. Поэтому жизненная задача, стоящая перед Институтом, требующая неотложного решения, – оснащение ее лабораторий высокоточной, современной научной аппаратурой с параллельной подготовкой квалифицированных кадров.

Журнал “Коммунист”, 1989 г., №4

 

ИНТЕЛЛЕКТ – ЦЕННЫЙ ТОВАР

Сегодня разумное природопользование – один из важнейших путей выхода из экономического кризиса. Республика богата минеральными ресурсами. Когда мы были в составе СССР, то мы в основном добывали сырье. Не получила должного развития металлургическая инфраструктура. Теперь, как суверенное государство, мы можем выйти на мировой рынок. Очень аккуратно и бережно нужно подходить к производству, не в ущерб природе. Но, к сожалению, у нас почти нет ни техники, ни технологий нового поколения.

Но сказать, что мы совсем ничего не имеем, тоже нельзя. Пример тому – добыча золота. Решив текущие экономические проблемы, все силы можно было бы бросить на развитие новых технологий. Если создать основательную базу в металлургической промышленности, то откроются новые пути добычи руд.

Сколько бы ни было запасов минеральных ресурсов, они не бездонны. Мы не должны забывать, что есть и другие ценности. Это наш народ. Именно люди – ценность государства. Без интеллектуального потенциала невозможно эффективно использовать богатства недр. Если мы хотим, чтобы наша страна была благополучной, этот вопрос должен быть вопросом №1. Например, Саудовская Аравия, Кувейт, Ирак, Иран, Арабские Эмираты поступили мудро. Прибыль, поступающую от продажи нефти, они направляют на развитие науки, техники и сельского хозяйства. Только развитая культура может привести к экономическому развитию.

У нас идет процесс люмпенизации. Поэтому уделяется большое внимание образованию. Сам факт принятия закона об образовании вселяет надежду. Повысить уровень образования – сложная проблема, нужно приложить много сил. Мы должны быть далеки от принципа богатеть ради богатства. Потому что он рано или поздно приведет к разрухе.

Следующая проблема – это сохранить науку, привести ее в соответствие с рыночной экономикой. До сих пор наука существует только за счет бюджета. Надо искать новые пути развития науки. К сожалению, на данный момент нет закона о науке и интеллектуальной собственности. Не созданы условия для интеллектуального развития. Интеллект – очень ценный товар, и он является предметом купли-продажи.

Прогноз развития – это привелегия науки. Например, мы не знаем, какая руда будет необходима в 21 веке. Но мы обязаны думать над этим вопросом. У нас есть прогнозы, даже есть кое-какие предложения. Поэтому так же, как и об образовании, нужно позаботиться о науке. Без этого мы не спасем наши богатства.

Кулубек Боконбаев – кандидат геолого-минералогических наук.
    “Кут билим”, 5 января, 1993 г.

 

ОТ “ДЖАМИЛИ” К “ПЛАХЕ”?

По желтому пшеничному полю навстречу вырастающему яблоку солнца идут Он и Она, несут ему свою любовь. Чем дальше уходит юность, чем больше появляется ран и ссадин на еще живой душе, тем чаще встают перед тобой чистые образы Джамили и Данияра.

Свет их любви еще согревает, как свет далекой, но уже угасшей звезды. Звезду эту, звезду светлой Любви, всполохом озарившей нашу жизнь, зажег на небосклоне литературы тогда еще совсем молодой Чингиз Айтматов.

Что стало с ней? Блеснув на золотом оперении волшебной рыбы мекре, выпущенной Буранным Эдигеем в темные пучины моря, звезда Любви угасала в сером тумане. “То был Великий туман, безмолвно, безраздельно и незыблемо покоившийся в ту пору над всем пространством океана. Великий туман переживал свое великое оцепенение…” И в этом Великом сером тумане Любовь еще жила в сладостно-мучительных снах Органа о Рыбе-женщине, с которой он никогда не мог даже во сне доплыть до желанного берега любви. “Рыба-женщина уплывала в море, а он оставался оглушенный и одинокий…”

Великий туман накрыл землю. Метались в нем ослепленные от страха сайгаки Моюнкумской степи, и падали сраженные автоматными очередями, и мчались в кровавом тумане Акбара (синеглазая) и Ташчайнар, перемахивая через трупы своих детей. Помните Буранного Эдигея? Свистнула стрела – и упала сраженная сыном Найман-ана. Потом последовали еще выстрелы – в Мать-олениху, в Мать-волчицу, в сына своего, наконец, в себя – Человека…

И в этом сером тумане порой приглушается голос поэта, блекнут краски художника…Стоит ли верить тем, кто становится на голову, выворачивается наизнанку, чтобы оправдать скороговорку “ПЛАХИ”? И не всегда срабатывает закон математики – доказательство от обратного…

Чингиз Торокулович, зажгите вновь звезду Любви. Пусть она и песня нового Данияра рассеют Великий туман, пробудят безбрежный мертвый космос тьмы. И пусть мы увидим берег Любви и Надежды, где извечно ждет нас Пегий пес. Сегодня она, звезда Любви, особенно нужна, как глоток воды в соленом океане, в безбрежной раскаленной пустыне.

К. Боконбаев – зав. лабораторией Института геологии имени М.М. Адышева, кандидат геолого-минералогических наук
    “Советская Киргизия”, 4 февраля, 1987 г.

P.S. Курсивом я выделил первоначальный авторский текст, так как при публикации в газете редакция этот абзац исправила (смягчила) критический смысл отклика на роман “Плаха”. Дело в том, что роман “Плаха”, особенно первая его часть, где описывается история наркомана, и стилистика всего романа, подверглась жесткой критике крупнейшими российскими филологами. Наши кыргызские филологи, естественно, бросились на защиту романа. На мой взгляд, первая часть, в отличие от второй, об Акбаре и Ташчайнаре, стилистически написана слабо, а в идеологическом, философском контексте вторична. Поэтому наши филологи оказали Ч. Айтматову “медвежью” услугу.

 

УРОК АРИФМЕТИКИ

Мы с дочкой гуляли по парку, и я объяснял ей законы сложения.

– Вот смотри, дочка: одно дерево плюс одно дерево. Сколько будет?

– Два.

– Молодец. Теперь берем, срываем один листок и еще...

– Ой, папа, ему же больно!

– Кому – ему? – не понял я.

– Кому, кому! Де-е-е-реву. Если у тебя оторвать пальчик, тебе же больно будет.

– Х-м... Ну, ладно. Извини, доченька, больше не буду. Смотри сюда. Берем один камешек и еще два. Сколько будет?

– Три.

– Молодец!

Дочка задумалась. Сгибала пальчики, шевелила губками. Я не мешал ей постигать тайны арифметики. Вдруг она радостно засмеялась, запрыгала на одной ножке и, искоса, снизу вверх взглядывая на меня хитрющими глазками, запела:

– А вот и неправильно, а вот и неправильно! Один прибавить один будет три!

– Смотри сюда, доча. Вот один камешек – это раз. Вот еще один камешек...

– Ну, папа, ведь ты был один и мама была одна, правильно? Ну, вот, а когда вы поженились, то есть прибавились, нас стало трое. Правильно?

М-мда-а-а...Ты права, моя дочь, маленький человечек! Ты открыла для себя формулу вечности, высшую арифметику бытия. Один плюс один будет три!

Истончаясь, прольется наше время, и ты, наша дочь, познаешь другую арифметику. От трех отнимется два, и останется один. Но все же в твоей жизни будет, будет торжествовать высшая арифметика. Один прибавить один будет три!

К. Боконбаев
    “Советская Киргизия”, 18 октября, 1986 г.

 

КУРМАНЖАН ДАТКА И МАРШАЛ МАННЕРГЕЙМ
    (История одного открытия)

(Эта статья была написана в 1998 году. С некоторыми сокращениями она была опубликована в том же году в газете «Вечерний Бишкек» и в журнале «Мээрим»)

Ночь. За окном белеют припорошенные снегом островерхие крыши Хельсинки. Не могу уснуть: вновь переживаю радость открытия. Сегодня я и мой спутник, в сопровождении референта Министерства иностранных дел Финляндии Ирины Санто, посетили музей маршала Маннергейма, где я первым из кыргызов увидел уникальные, ранее никому не известные, фотографии Курманжан датки...

Воспоминания, навеянные увиденным, уносят меня из фешенебельного отеля в Финляндии на Родину, в далекое детство, на жайлоо Кёл-Бел, к берегам Иссык-Куля.

Поздний летний вечер. Мы, дети, сгрудились вокруг дедушки. Кизячный дымок струится к тюндюку. В казане варится только что надоенное овечье молоко. Время от времени по сажистому дну казана вспыхивают и волнами пробегают стайки искр, как стадо ягнят, бегущих к возвратившимся с пастбища овцам. Мы ждем, когда вскипит молоко и бабушки угостят нас сладковатой молочной пенкой и кырмычыком. Тем временем дедушка Джунушбай (знаток народного фольклора и истории, сам немало повидавший и переживший) неспешно рассказывает очередную историю: в этот раз – как ему посчастливилось увидеть Курманджан датку.

“Мне было лет четырнадцать, когда в паре с одним торговцем с юга мы пригнали табун лошадей для продажи в Ош. Остановились в караван-сарае в Мады, около Карасу... В один из дней торговец уехал по делам, а меня оставил присматривать за лошадьми. Слоняясь по двору, я обратил внимание на необычную суету хозяина караван-сарая и его домочадцев. Они особенно усердно чистили ковры, подметали двор. Я поинтересовался, чем вызвана столь бурная деятельность. "О-о! Беки скоро приедут, будут здесь ожидать свою мать Курманджан датку", – ответил чайханщик. Я не мог поверить своей удаче: неужели своими глазами увижу знаменитую датку и ее сыновей. Чайханщик не обманул. Беки приехали ближе к полудню и расположились в большой гостевой комнате. Среди них мое внимание привлек один, наверно, потому, что по виду был моим ровесником и очень красивым. У чайханщика выяснил, что это старший сын Мырзапаяза, правнук Курманджан датки – Адышбек. Вскоре верхом на лошади в сопровождении двух женщин и слуги прибыла она сама.

Сыновья выбежали во двор, помогли слезть с лошади, проводили в комнату, и усадили за дастархан на почетное место. Я стоял в дверях, прислонившись к косяку, и во все глаза смотрел на нее, стараясь в мельчайших деталях запомнить ее образ. Она заметила меня и спросила, кто я и откуда. Услышав ответ, Курманджан датка произнесла: "А-а, значит ты из наших северных родственников. Ну, подойди сюда", – и, зачерпнув из подноса горсть изюма, высыпала в мои подставленные ладони. Полный радости, что получил угощение из рук самой Курманджан датки я вышел во двор...”

Впоследствии, в 1954 году, когда моя мама – Адышева Тенти (в девичестве Жунушбаева) – вышла замуж за Мусу Мирзапаязовича Адышева (праправнука Алымбека датки и Курманджан датки, сына Адышбека)**, дедушка, теребя свои реденькие усы, удивленно покачивая головой, говаривал: “Надо же какая судьба! Оказывается, полвека тому назад я встречался со своей Чон кудагый и Куда”***.

(*Адышева Тенти (1920–1983) – известная киргизская поэтесса, народный поэт Киргизской Республики)
    (**Адышев Муса Мирзапаязович (1915–1979) – выдающийся ученый-геолог, президент Академии наук Киргизской Республики, доктор геолого-минералогических наук, профессор, академик)
    (***Куда, Кудагый – родители женатых (замужних) детей)

Отец, Муса Мирзапаязович, каждый раз при встрече просил дедушку: “Ата, расскажите, какой был мой отец. Я ведь совсем его не помню, мне было всего лишь два года, когда он умер”. И дедушка вновь и вновь описывал облик Адышбека, запечатлевшийся в его памяти на всю жизнь.

В номере гостиницы в Хельсинки я тоже размышлял о дорогах жизни, которые, похожи на большой клубок перепутанных длинных и коротких нитей судеб, великих и малых событий, клубок, плавающий в многомерном пространстве – времени. Дернешь за кончик одной ниточки – судьбы, а она потянет за собой другие: из разных пространств, других времен и свяжет их в один узелок в одной точке пространства, в одном мгновении.

Там, в Хельсинки, удивительным образом в один узелок связались нити шести судеб: Курманджан датки, дедушки Джунушбая, мамы Тенти, второго отца Мусы, моя и маршала Маннергейма. Людей из далекого, недалекого прошлого и настоящего, из разных, отдаленных на сотни и тысячи километров точек пространства: Алая, Иссык-Куля, Бишкека и Хельсинки.

Полковник медицинской службы Жолборс Маткабулович Мирзапаязов, праправнук Курманджан датки, как-то давно рассказывал мне, что среди родственников существует предание о том, что всемирно известный маршал Маннергейм посещал Кыргызстан и встречался с Курманджан даткой. Однако каких-либо документальных подтверждений этому нет.

Это предположение засело где-то в чуланчиках моей памяти и всплыло, когда в 1996 году к нам приехала финская делегация во главе с министром охраны окружающей среды Пека Хаависто. Я, будучи в то время министром охраны окружающей среды, встречал и сопровождал его. В наших беседах, между делом, поведал ему о давнем интересе финских государственных деятелей к Кыргызстану, выразившемуся, в частности, в визитах к нам двух президентов Финляндии: Кекконена и Койвисто, а также и о том, что будто бы в Кыргызстане был Маннергейм и встречался с Курманджан даткой.

История жизни Курманджан датки, этой выдающейся женщины Востока, незаурядного государственного деятеля Центральной Азии, достаточно хорошо изучена, в том числе по многочисленным публикациям русских и зарубежных путешественников. На представителей европейской цивилизации мудрость, государственный ум “Алайской царицы” оказывали столь глубокое впечатление, что они считали необходимым поделиться им с европейским, российским читателем. Статьи о ней публиковались в российских, французских, немецких, польских изданиях...

Однако в киргизской историографии не было не только документов, подтверждающих факт встречи двух легендарных личностей – Курманджан датки и маршала Маннергейма, но даже упоминания о посещении последним пределов Кыргызстана.

В ноябре 1997 года я прилетел в Хельсинки для обсуждения с финским правительством экологического проекта для Кыргызстана, который в настоящее время успешно реализуется, финансируемый на грантовой основе Азиатским банком развития и правительством Финляндии.

Однажды к концу напряженного рабочего дня я попросил показать нам дом-музей Маннергейма. Предупрежденные о том, что музей хочет посетить министр Кыргызской Республики, его работники, несмотря на то что музей уже закрывался, очень радушно нас встретили.

Это замечательный по количеству экспонатов (личных вещей Маннергейма) музей. И мы открыли для себя удивительной судьбы незаурядного человека, талантливого военачальника и государственного деятеля. Национальный герой, первый и единственный маршал Финляндии, происходил из древнего шведского дворянского рода, служил в кавалергардском полку императора России, куда отбирались офицеры из знатных семей, отличающиеся, помимо прочего, замечательными внешними данными. Его государственная дальновидность, мудрость проявилась, в частности, в том, что он, будучи в то время авторитетным царским генералом, отказался возглавить борьбу белофиннов против большевиков. Конечно же, не потому, что разделял их идеологию. Он точно просчитал падение царизма и политические выгоды для Финляндии от невмешательства в российскую заваруху. Такая политика, как известно, дала блестящие результаты – Финляндия получила независимость из рук большевистского правительства*.

(*В этом абзаце мной допущена грубая ошибка. Напротив, Г. Маннергейм возглавл борьбу белофиннов против объединенных войск финских красногвардейцев и русских войск, базировавшихся в Финляндии и перешедших на сторону большевиков)

В этом, заметим, просматривается некоторая аналогия с тонкой политикой Курманджан датки, которая, понимая бессмысленность военного сопротивления огромной Российской империи, пошла на мирные переговоры, а для успеха в них, в качестве весомого аргумента, тайно поддерживала вооруженное сопротивление отрядов своего старшего сына Абдылдабека. Как известно, она, эта хрупкая и уже пожилая женщина, добилась-таки своей самой большой в жизни победы – почетного мира – спасла тем самым тысячи жизней киргизов и их земли от сплошной колонизации. И в этом факте, факте возраста, есть какая-то аналогия с Маннергеймом. В музее его мы узнали, что наибольших военных и политических успехов Маннергейм добился уже после шестидесяти лет, будучи, так сказать, военным пенсионером; он ушел на покой и, по собственному признанию, собирался писать мемуары, но, оказывается, впереди его ждали блестящие военные кампании, дважды президентство и пожизненное кресло сенатора.

Выдающийся военный талант Маннергейма ярко проявился в организации успешной войны с Красной Армией в 1939 году, когда она, всей своей мощью навалившись на маленькую Финляндию, не смогла преодолеть оборонную “линию Маннергейма” и довольствовалась малым, по существу потерпев “Пиррову победу”.

Вернемся, однако, к тому, ради чего и написана статья. Был, оказывается, Маннергейм на юге Киргизии, проезжал через Алайскую долину...

В 1906 году он, тогда полковник Генштаба российской армии, совершил беспримерное, длившееся два года путешествие через весь северный Китай в Японию, за что ему было присвоено звание генерала.

А экспедиция его началась из южной Киргизии, с Алайской долины, через Эркечтам.

В музее мы увидели много экспонатов: охотничьи трофеи (рога козлов и архаров), добытые им, фотографии пейзажей, юрт, сцен из быта алайских и кашгарских киргизов. Фотографии, между прочим, делал лично Маннергейм.

Однако, к моему огорчению, среди экспонатов музея я не увидел свидетельства встречи Маннергейма и Курманджан датки. Ничего по этому поводу не смогли прояснить и работники музея. То, что он был в Кыргызстане, они знали, но про Курманджан не ведали...

Я убеждал их, что надо искать. Быть такого не может, чтобы Маннергейм, пребывая на ее родине, в ставке “Царицы Алая”, не встречался с ней! Они смущенно переглядывались, пожимали плечами. Под самый конец экскурсии работники музея, как правило, демонстрируют всем посетителям слайды фотографий, сделанные лично Маннергеймом, но не вошедшие в основную экспозицию. Мы с вежливым любопытством смотрели на экран и вдруг, среди быстро мелькавших кадров, я увидел знакомый облик. Да! Это была фотография Курманджан датки, сидящей в юрте рядом с Маннергеймом. На следующем кадре – вообще уникальный снимок – Курманджан датка верхом на лошади! Это в девяносто шесть лет, за год до своей кончины!

Можете себе представить мою и работников музея радость. Они обещали ещё раз внимательно изучить архивы и, если что-то найдут, переслать мне вместе с фотографиями.

Так, в далекой северной стране, в доме доселе незнакомого мне финна шведского происхождения я почти через столетие встретился с Курманджан даткой, с которой меня с детства и, предопределенно, связала её Величество Судьба.

А служащие музея сдержали свое обещание (вот он – признак высокой культуры, которой нам учиться и учиться!). Летом 1998 года они прислали мне пакет, где, кроме фотографий, была ксерокопия фрагмента из его дневников: об алайских киргизах, о пребывании в ставке Асанбека, сына Курманджан датки, встрече с ней самой. Маннергейм не скрывает своего восхищения и удивления, которое он испытал, когда она,

96-летняя мусульманка, легко согласилась на просьбу сфотографироваться с ним и отдельно, и верхом на лошади. Он вряд ли знал, что Киргизские женщины всегда были свободны и никогда не скрывали своих гордых лиц за паранджой...

P.S. Эти фотографии и текст Маннергейма о встрече с Курманжан даткой мной сразу были переданы в Музей Курманжан датки в Гульче, а также опубликованы в СМИ. Ныне эти фотографии и факт встречи Курманжан датки и маршала Маннергейма стали национальным историческим достоянием. Их публикуют в научных журналах, в книгах, газетных статьях и т.д. и т.п., но при этом не считают нужным сослаться, как это принято во всем цивилизованном мире, на автора данного историографического открытия. Хуже того, кое-кто даже пытается это открытие приписать себе. Ну, да ладно – Бог им судья.

 

-----------------------------------------------------------------

КУЛУБЕК БОКОНБАЕВ О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ
    (Послесловие)

Мы все живем в отведенном судьбой промежутке времени, называя прошлое историей. Так что же тогда наша биография, даже автобиография, как ни частица этой истории, общей для народа и личной для человека? Каждый из нас в меру своих деяний – творец истории, её действующее лицо. Что было до нас, кто мы сами и что будет после нас – мы задаем себе эти вопросы и, увы, часто не находим ответов или соглашаемся с вымыслами. Знаменитый Карамзин написал “Историю государства российского”. Не историю народа российского, а государства. История народа – это история каждого из нас, история жизни людей, составляющих народ. А государство – это власть над народом, тоталитарная власть или власть народа, названная демократией. У каждого своя судьба, и, соединяясь с другими по неведомым начертаниям (на то она и судьба, как сказал Чингиз Айтматов), образует судьбоносное время. Каждому поколению своё.

В народной философии киргизов, которой пронизан эпос “Манас”, история людей и связь времени находит свое выражение в заповедной формуле “Жети ата” – “Семь отчих предков”. Рожденный должен знать их имена и достойные деяния. Он обязан осознать себя субъектом истории и продолжить историческую жизнь народа. Один из тех, кому дано это понять, – Кулубек Боконбаев, автор этой книги, этого впечатляющего собрания вестей “о времени и о себе”. Он хранит традиции знаменитой семьи: его отец Джоомарт Боконбаев и мать Тенти Адышева – всем известные в Кыргызстане талантливые поэты. Его семейная память связана с жизнью и историческими деяниями царицы Курманджан и её потомков. И сам автор этой книги – активная историческая личность, видный ученый, общественный и государственный деятель. На протяжении нескольких десятилетий его публикации и выступления в СМИ, в республиканских газетах и журналах, на киргизском и русском языках освещали животрепещущие темы, касались самых современных злободневных вопросов и вызывали неизменный интерес у современников, в том числе и у тех, кто стоял на иной точке зрения.

Кулубек Боконбаев из опубликованных ранее материалов составил содержательную книгу. Так пишется история. Так личная жизнь обретает социально-общественный вес. Через годы вес умножится, изложенное в книге станет историческим документом. И читателю книги есть о чем подумать. Как сказал В. Маяковский, “о времени и о себе”.

Профессор М.А. Рудов

 

СКАЧАТЬ всю книгу “И всё, что есть, давно уже было…”

 


Количество просмотров: 6220