Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Фантастика, фэнтэзи; психоделика / — в том числе по жанрам, Юмор, ирония; трагикомедия
© Данияр Каримов, 2011. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 11 июля 2011 года

Данияр КАРИМОВ

По счетам!

По счетам всегда нужно платить. Даже если ты – пользователь Сети и живешь в будущем. И наказание за нарушение – ужасно… Первая публикация рассказа.

 

Бум-бум... Бум-бум... Бум-бум... Гулкий монотонный стук вернул Азария в сознание. Он вслушался и понял: это бьется его сердце.

Азарий с трудом разлепил веки. Глаза застилала кровавая пелена, сквозь которую постепенно начали проступать детали внешнего мира. Мимо Азария проплывали сырые стены с проплешинами в грязной штукатурке, в которых виднелся осыпающийся кирпич. Два рослых мужика в серой форме, переругиваясь, волокли его по узкому люминесцирующему коридору к маячившему впереди пятну света.

Ноги Азария бились о камни, но он не чувствовал боли. Тело казалось ему деревянным. Что произошло? Где он? Последнее воспоминание обрывалось вагоном подземки, куда он впрыгнул, спеша на свидание с Бертой, с которой познакомился совсем недавно в одной из социальных сетей.

Берта представлялась землянкой, но, судя по всему, была не из местных. Скорее – студентка из внешних поселений. Возможно, с самого Пограничья, за которым человеческие миры сменялись чужим и порой враждебным Дальним космосом. Девчонка была поразительно наивной, но это компенсировали по меньшей мере два обстоятельства: она оказалась чертовски смазлива и горяча. Азарий рассчитывал провести с ней еще не один вечерок, а потом... Возможно, он мог бы сделать ей предложение. Если бы помнил, что случилось с ним дальше.

Азарий печально поник и увидел, что скован. Тяжелый металл, отполированный сотнями рук, сдавливал запястья. Эка, брат! Просто так это на руки не наденут! Во что же ты влип?!

– Куда... – прохрипел Азарий и удивился сначала собственному голосу, так непохожему на приятный баритон, а потом – тупой боли в губах. Похоже, их разбили в кровь. – Куда тащите?

– Очухался, голуба!

Один из мужиков ударил Азария короткой дубинкой. В голове вспыхнул яркий свет, и когда он вновь открыл глаза, обнаружил себя прикованным к неудобному металлическому стулу в центре арены, глубоко утопленной в мрачном колизее. Стены колоссального сооружения подпирали мрачное, тяжелое, клубящееся тучами небо. Падавший сверху серый свет окрашивал лица людей на трибунах в мертвенные тона. Азарий смутно припоминал, что еще недавно был среди них. Пользовательский трибунал, всплыло из глубин подсознания. У Азария засосало под ложечкой.

– Пользователь Азарий Депт!

Азарий повернул голову на звук. Его окликнул некто в черном плаще. Голову незнакомца покрывал большой капюшон, скрывавший лицо. Но там, в глубине темноты, прячущей лик чернеца, зловеще горели два красных огонька. Азарий зажмурился. Ему показалось, что чернец за какое-то мгновение сумел заглянуть ему глубоко в душу. Мама моя! Дело плохо! Сам Обвинитель!

Обвинитель медленно, будто смакуя каждое слово, обратился к трибунам:

– Азарий Депт уличен в преступлении против гостя нашей системы с далекой, но дружественной Меги.

Зал возмущенно загудел. Азарий замотал головой. Этого не может быть! Обвинитель, занимавший вершину иерархии в системе контроля и наказаний по эту сторону web-барьера, врать не мог. Но Азарий никогда не встречался с меганцами, и уж тем более здесь, где пространство принадлежало только человечеству. Но Обвинитель, похоже, считал иначе.

– Ларра Кофф два дня назад прибыл на стажировку в Юпитерианский автономный округ. Меганская цивилизация создает у себя Сеть подобную нашей. Представитель дружественной культуры прилетел в Солнечную систему, чтобы перенять опыт работы в виртуальном пространстве. Он изучал возможности полного погружения, когда наткнулся на преступника. На Азария Депта!

– Не слушайте его, – завопил Азарий. – Я не знаю никакого Ларра Коффа!

Но толпа внимала Обвинителю. Она верила ему.

– Азарий Депт обвиняется в растлении меганца!

– Подонок! Извращенец! – толпа на трибунах наливалась злобой.

– Я не растлевал меганцев! Я даже не знаю, как они размножаются!

Обвинитель извлек из складок плаща толстый том в кожаном переплете и швырнул его в пыль перед Азарием.

– Здесь запротоколированы все действия Азария Депта с момента его контакта с Ларрой Коффом. Он намеревался принудить гостя нашей системы к интимной близости!

– Оскопить негодяя! – орали с трибун.

– Лю-ю-юди-и-и! Я не виноват! Я не представляю, как можно растлить инопланетянина!

– Кастрировать без анестезии!

– Я не мог! Они же хлором дышат!

Но Азария никто не слышал. Его крик тонул в мощном гласе обвинителя.

– Вот он! Представьте, что он может сделать с каждым из нас, если способен на ЭТО с инопланетным десятиногом!

– Смерть! Смерть!!! – ревела толпа.

– Не-е-ет! Не надо! Прошу вас!

Азарий разрыдался. По желанию трибунала его могли четвертовать, расстрелять, сжечь лазерным лучом, разложить дезинтегратором или казнить любым другим из 1099 известных Сети способов, чтобы навсегда стереть его в этой реальности.

– Стойте!

Из тени одной из множества арок колизея выступила фигура в белом плаще. Человек вышел в центр арены, поднял руку, успокаивая трибуны. Азарий силился разглядеть лицо своего защитника, но не видел ничего, кроме белого пятна.

– Общество не знает всех обстоятельств дела, и, думаю, нам не стоит так спешно осуждать пользователя Депта. Обвинитель забыл упомянуть о том, что Ларра Кофф работал в сети под аватаром смазливой девицы.

С трибун послышались смешки. Азарий с надеждой шмыгнул носом. Еще не все потеряно? Он с благодарностью посмотрел в сторону защитника. А тот повернулся к нему спиной и неспешно зашагал вдоль трибун.

– Допустим, уважаемый меганец выбрал аватар по рекомендации какого-нибудь шутника из научной братии. Случайно не придал значения виртуальному образу. Случайно назвался Бертой.

По трибунам прокатился смех.

– Способ размножения, свойственной расе Ларра Коффа, предполагает участие пяти представителей его вида, и он не мог знать, во что выльется знакомство в Сети. Но Ларра Кофф не предупредил пользователя Депта о том, кем является на самом деле, и поддержал флирт.

Азария передернуло от отвращения.

– Похоже, мой клиент только сейчас понял, что пытался вступить в связь не с очаровательной землянкой Бертой, а с меганцем.

Смех на трибунах перерос в хохот. Азарий был готов провалиться сквозь землю.

– Азарий Депт подарил истории Сети уникальный случай. Он навсегда останется в ней, как жертва собственной глупости и печального стечения обстоятельств. Всю жизнь быть посмешищем – вот ему наказание!

Смех на трибунах стих. Зрители недовольно засвистели, затопали. На арену полетели пустые бутылки, пивные банки, кто-то бросил в защитника яйцо. Тот увернулся, и оно угодило в лоб Азарию. Толпа одобрительно загудела и принялась упражняться в метании по неподвижной мишени. Она жаждала зрелища, и никто не мог лишить ее любимого удовольствия.

Обвинитель, поймав настроение трибун, проревел:

– Мы не согласны!

Азария затрясло. Второй раз за несколько минут Обвинитель лишал его надежды на спасение.

– Не согласны! Не согласны! – отозвалась толпа, продолжая забрасывать Азария.

– Он должен понести наказание сполна! По счетам!

– По счетам! По счетам!

– Плеть!

Трибуны зашлись в восторге. Обвинитель подошел к защитнику и картинно развел руки.

– Вы проиграли пари!

– Да шут с ним! Плеть – не смерть.

Защитник неестественно быстро переместился к Азарию и с неожиданной злостью прошипел на ухо:

– Если бы не пари... Повезло тебе парень! В следующий раз вылетишь из Сети без права доступа до конца жизни. Вечный бан, Азарий! Твой конец в виртуальной реальности будет самым длительным и кровавым за историю пользовательского трибунала. Я тебе обещаю!

Азарий испуганно вжался в стул. Защитник, как ни в чем не бывало, участливо потрепал его по плечу, завернулся в плащ и рассыпался в воздухе. А на Азария упал с небес яркий луч света, мгновенно ослепив и обездвижив. Стул под ним стал вытягиваться, менять форму, и Азарий почувствовал, что висит в воздухе.

– Азарий Депт!

Голос обвинителя прозвучал за спиной Азария.

– Правом модератора, данным мне сообществом Сети, я приговариваю тебя к двадцати ударам плетью ежедневно в течение года. На этот срок ты лишаешься статуса полноправного пользователя и приписываешься к службе наказаний со статусом исполнителя на шесть часов каждые сутки. Ты не можешь голосовать. Тебе запрещено оставлять, редактировать или удалять комментарии, открывать анкеты и посещать какие-либо ресурсы, кроме страницы Службы наказаний.

Азарий забился в истерике.

– Не-е-е-ет! Вы не можете так со мной поступить! Я не виноват!!!

– Да услышит его крик каждый пользователь!

Свистнула плеть. Азарий завопил. Он кричал, пока на двадцатом ударе не потерял сознание...

Азарий пришел в себя от настойчивого писка системы пробуждения. Он вылез из капсулы полного виртуального погружения, с облегчением оглядел знакомые стены своей комнаты, плюхнулся в кресло, и подскочил от боли. Азарий осторожно стянул с себя футболку. Эффект плацебо оставил на спине багровые полосы. Азарий выругался и потянулся к телефону. Чертов Обвинитель! Как по телефону заказать болеутоляющее?

В 25 парсеках от дома Азария, где-то на окраине человеческой Ойкумены капсула полного погружения выпустила плотного мужчину средних лет. Он сполз на пол и, обхватив голову, сел, прислонившись спиной к прохладной оболочке машины. Потом резко встал и хлопнул в ладоши. Помещение залил приятный свет.

Мужчина пригладил волосы, застегнул верхнюю пуговицу на белой сорочке, затянул галстук, поправил черный сюртук и направился к двери. Он вышел в большой пустой зал, освещенный лучами глядевшего в окна голубого солнца, и зашагал между пустыми рядами длинных сидений. Он хотел выйти отсюда как можно быстрее.

Оказавшись на улице, мужчина надел широкополую шляпу, водрузил на нос темные очки и огляделся по сторонам. Редкие прохожие не обращали на него никакого внимания. Он посмотрел на часы, перебежал дорогу и сел в первое попавшееся такси.

– Куда едем, падре? – весело обратился к нему водитель.

– К колониальной администрации, сын мой.

– Бюрократов исповедуете?

Пассажир промолчал и отвернулся к окну. Таксист пожал плечами и включил тихую музыку, но всю дорогу украдкой с интересом поглядывал в зеркало на священника. Скажи кому, что бывают неразговорчивые пасторы, не поверят. А пассажир всю дорогу угрюмо молчал и о чем-то думал. Мысли эти явно доставляли ему муку.

– Прибыли, святой отец!

Пастор вздрогнул. Такси остановилось у колоссального небоскреба, вонзавшегося в светло-зеленое небо. Священник протянул таксисту кредитную карту. Получив ее обратно, выскочил из машины и спешно, будто не желая, чтобы его заметили, нырнул в здание.

Он поднялся на тридцатый этаж, быстро проскочил приемную, холеную секретаршу и толкнул ненавистную ему дверь с табличкой «Сеть-администратор». Хозяин кабинета удивленно поднял голову от стола, заваленного архаичными бумажными документами. Он не привык, чтобы к нему врывались без стука. Но, узнав посетителя, встал из-за стола и, радушно улыбаясь, двинулся навстречу.

– Пастор Штуф! Давно не виделись!

– С прошлой недели, сын мой. Если быть точным.

– Что привело вас к администратору на этот раз?

– Будто непонятно.

Пастор снял шляпу и просительно присел у стола.

– Опять будете просить условно-досрочное, святой отец? Не надоело? Который ведь раз приходите!

– Пожалей меня, сын мой! Тяжко мне!

– Понимаю, святой отец.

Администратор сочувственно протянул пастору стакан воды.

– Успокойтесь, святой отец, и поймите: я ничего сделать не могу. Вам до УДО еще месяц.

– Не могу, сын мой!

– Потерпите, недолго осталось.

– Сил больше нет!

– Поверьте, пастор, я и так добился для вас самого мягкого наказания. На Земле за массовую рассылку вашего религиозного спама с вами никто бы нянчиться не стал.

– Да не могу я людей на муки осуждать! Тошно мне казнить да пытать! Ну почему в Обвинители выбрали меня?!

Администратор сложил руки на груди и присел на край стола.

– Не вы ли, святой отец, в числе других духовников добивались ужесточения ответственности за действия в Сети? Вы же один из авторов Общественного пакта уравнения реальностей.

– Сеть была рассадником греха и грязи! Каждый должен платить по счетам!

Администратор рассмеялся.

– Вот и платите. К вам ведь тоже появились счеты.

Пастор понуро покачал головой.

– Наказание слишком сурово.

– Его вам вынес пользовательский трибунал. Ваши необдуманные действия в Сети вызвали много жалоб, пастор.

– Люди в Сети забыли о кротости и милосердии к ближнему.

Администратор вздохнул.

– Опять за старое? Забыли, в чем вас обвиняли?

Пастор снял шляпу и затеребил ее в руках. Администратор принялся загибать пальцы.

– Возбуждение религиозной вражды. Выступление против свободы убеждений. Оскорбление чувств пользователей другого вероисповедания. Это серьезные преступления как в нашей, так и виртуальной реальности. Если бы не я, вас лишили бы доступа в Сеть как минимум на десять лет. Вы не смогли бы ни один архив скачать, не говоря уже о полном виртуальном погружении. Не все пользователи в Сети, святой отец, рады внимать вашим проповедям.

Штуф горько вздохнул. Администратор приобнял пастора за плечи и, продолжая свою проникновенную речь, увлек его к двери.

– Вы жалуетесь на крест Обвинителя, святой отец. А что может быть истинным наказанием для пастора Общины Кротости? Молчите? Это хорошо. Это здорово. Значит, в чем-то вы со мной согласны. Так что приходите через месяц, не раньше!

Администратор вывел его из кабинета. Штуф опустил голову и понуро побрел прочь. Администратор проводил его взглядом, прикрыл дверь и, обогнув стол, подошел к стене. Он провел по ней рукой, отчего одна из панелей подалась назад, открывая проход в другое помещение. Единственным украшением потайной комнаты была капсула полного погружения. Администратор лег в нее, устало прикрыл глаза и чуть слышно прошептал:

– Все мы платим по счетам!

 

© Данияр Каримов, 2011. Все права защищены
    Произведение публикуется с разрешения автора

 


Количество просмотров: 1131