Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Про любовь / — в том числе по жанрам, Внутренний мир женщины; женская доля; «женский роман»
© Кундус Абдусаматова, 2011. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 4 мая 2011 года

Кундус Кульмановна АБДУСАМАТОВА

Жертва катастрофы

Тема любви пронизывает весь рассказ – любви и женского терпения, верности, преданности любимому. Что бы ни случилось – революция 7 апреля, автокатастрофа и иные испытания, – надо просто ждать… Первая публикация рассказа.

 

Она вернулась. Почти через двадцать лет. Со слезами, отчаянием, горестными вздохами. С всхлипами осиротевших детей и безутешных вдов и матерей. На этот раз с новой силой захлестнула страну. Депрессия. Вряд ли у кого-нибудь хватит духу назвать ее Великой.

Тогда, в девяносто втором, тысячи отцов, не справившись с бурным течением жизни, управляемой прожорливой рыночной экономикой спивались, оставляя жен один на один бороться, добывая так называемый прожиточный минимум. Вряд ли кто тогда вел статистику покончивших с жизнью от отчаяния.

Тысячи матерей хлынули торговать на рынки, забросив дипломы о высшем образовании подальше от стыдливых глаз, чтоб не маячили, не напоминали о счастливых студенческих днях советского прошлого. Сметливые летали за товаром в Китай, Турцию, Эмираты, отчаянные ехали в Казахстан и Россию, до отказа забивая баулами и без того душные и грязные вагоны кыргызских поездов. Ранее обидное для интеллигенции слово «торгаш» стало привычным.

За двадцать лет все мало-мальски держащиеся на плаву фирмочки и более или менее авторитетные организации научились выживать в абсолютно неуправляемой экономике. Однажды выпустив бразды правления, никому из правителей не удавалось обуздать хаотичный рынок.

Навряд ли можно было бы найти хоть одно учреждение, где не велась бы двойная бухгалтерия, — а иначе не выжить под двойным гнетом: налоговых органов с одной стороны, местных группировок – с другой.

И, если, мелкие фирмы страдали от деятельности братков, давно уже поделивших город между собой, и спокойно поживающих на поборах, то крупные предприятия и страдали по-крупному. Банда мошенников, собравшаяся вокруг сына действующего президента страны, пыталась прибрать к рукам весь большой бизнес, применяя всевозможные методы: интриги, угрозы, подкуп и подлоги. О понятии «здоровая конкуренция» никто даже и не вспоминал.

Что случилось на этот раз? Кто, душа непомерной данью зарождающийся бизнес, выкинул на улицы тысячи людей в поисках работы. Их умы занимала одна единственная мысль – куда бы приткнуться, хотя бы временно, чтобы пережить этот кризис, заставивший кошельки опустеть, а столы оскудеть. Ничто не указывало на то, что в ближайшее время ситуация в стране улучшиться и люди снова смогут спокойно работать, планировать свое будущее и будущее своих детей.

 

* * *

Зарина проснулась, потянулась и вскочила с постели. Одеваясь, она смотрела в окно седьмого этажа на открывающуюся панораму весеннего утра. На дворе 7 апреля. Надвигались тучи, но ей казалось, что солнце светит сегодня ярче обычного. Надо запомнить это день.

Вчера вечером Зарина, наконец, решилась и пригласила Руслана домой. Он пришел вовремя, как и полагается человеку в погонах, ровно в семь, с огромным букетом роз. Стол был давно накрыт.

Общаясь и подтрунивая, друг над другом, они незаметно затронули с недавних пор волновавшую обоих тему. Руслан вдруг стал серьезным, и напряженно ожидал ответа на свой последний вопрос. Выйдет ли она за него замуж? Зарина даже не задумывалась над ответом, но, тем не менее, волнение и переживания от томившего доселе ожидания не позволили ей ответить немедленно. Помолчав с минуту и взяв себя в руки, она спокойно и твердо ответила «Да».

Зарина вернулась из воспоминаний. Из зеркала на нее смотрела красивая стройная девушка 27 лет от роду и счастливо улыбалась. Она слегка провела тенями по векам, нанесла блеск естественного цвета на губы. И так сойдет. Что может быть прекраснее очарования молодости и счастливого лучистого взгляда?

Размышления прервала смска: «Доброе утро, моя будущая жена». Зарина быстренько позавтракала, собралась и окрыленная поехала на работу.

В офисе утро начиналось как обычно с пятиминутки. Директор дал всем задания на весь день и уехал. Зарина подключилась к Интернету и занялась изучением ситуации на фондовом рынке, чтобы подготовить краткий отчет своему начальнику и вновь наткнулась на сообщение о готовящихся в Бишкеке беспорядках. Толпа молодых людей собиралась на Алматинке. Еще не улеглось волнение вчерашнего дня ситуацией в Таласе. Позавчера брат со снохой – женешкой уехали туда в гости, да так и не смогли вернуться. Все дороги были перекрыты. Людей, пытающихся уехать, разворачивали молодые парни, угрожая сжечь машины и бусики. А теперь что-то готовится в столице.

Новость настораживала. К одиннадцати офис не работал. Коллеги собрались у приемной заместителя директора, обсуждая тревожные новости. Наконец, Урмат из аналитического отдела, недовольно нахмурив брови, попросил:

— Слушай, Зайка, зайди к Адылбеку-байке, может все-таки решит что-нибудь по нам, а то потом поздно будет.

— А почему именно я? Крайнюю нашли, что ли? – возмутилась Зарина.

— Ну, ты девушка, тебе простительно беспокоиться, мало ли что случиться может. И потом, ты же на особом счету у руководства.

— Ой, да ладно, прибедняться. Мне только на словах: «Зарина такая умная, такая работящая, такая ответственная», а как в командировки ехать, так в последнюю очередь. И это при том, что я единственная английский знаю.

— Ну, Зай, ну, правда, мужикам неудобно отпрашиваться, — вмешалась в разговор бухгалтер.

— Ладно, Айнура-эже, только ради Вас,— согласилась Зарина и направилась к двери заместителя.

Адылбек Токтосунович стоял у окна, вглядываясь в проходящий на улице транспорт, и нервно курил.

— Адылбек-байке, тут народ беспокоится, на Алмаатинке беспорядки.

— Да я сам уже подумываю, Зарина, но директор распорядился до его приезда никого не отпускать.

— А может еще раз спросим его, ситуация каждую минуту накаляется, — попросила она.

Позвонили директору, но его мобильный не отвечал.

Люди ходили из кабинета в кабинет, возбужденно обсуждая все новые и новые сообщения из сети.

Только когда появились кадры горящих машин, заместитель опомнился и скомандовал собрать документы и разъезжаться, но было уже поздно. Офис находился на центральной улице города и, если толпа двинется к Белому Дому, как это было в 2005-м, двенадцать человек будут под угрозой.

— Девчонки, давайте я вас развезу по домам, — предложил Урмат. — Есть возражения?

— Урик, дорогой, что за странный вопрос? – медленно протянула Динара, — конечно, никто не откажется прокатиться на твоем шикарном драндулете.

— Ну уж сразу и драндулет, — обиделся джигит за своего железного друга. — Извините уж, другого не имеем, даже ради такой важной особы, как офис-менеджер, — съязвил он вдогонку.

— А может, не будем на личности переходить, — тут уже обиделась Динара.

— Ну ладно, Дин-Динчик, вырвалось, нервный стал, — примирительно ответил Урмат.

— Ну, мир так мир, Урик.

— Девоньки дорогие, быстрее тащите свои шмотки и шикарные попки в мою машину, — весело зазывал Урмат. Пар был выпущен.

Спешно покидая здание в час дня, никто из сотрудников не предполагал, что на следующий день их ждет новое потрясение.

На всем пути, Зарина тщетно набирала номер Руслана – сеть была перегружена. За окном уже вовсю лил дождь, наводя тоску и уныние. И страх. Бесконечный страх перед завтрашним днем.

Руслан не позвонил. В три часа телефон уже был отключен.

Зарина налила чай в кружку и села в кресло перед телевизором. По всем местным каналам показывали одну и ту же картину: толпа людей перед зданием Дома Правительства, горящее здание на центральной площади, кровь на брусчатке.

Увиденная наутро картина офиса наводила ужас: разбитые окна, перевернутые столы. Бумага и канцелярские принадлежности валялись на полу, хрустя и ломаясь под ногами. Двадцать новеньких компьютеров исчезли в неизвестном направлении.

К десяти подъехали сотрудники, жившие за чертой города, после чего началось совещание. Руководство для проформы объявило об отпуске без содержания на два месяца, поблагодарило всех за работу и отпустило домой. Однако все давали себе отчет в том, что восстанавливать фирму никто не будет. Директор присутствовал только номинально, только об этом было принято молчать, а истинные владельцы вчера вечером сбежали за границу, испугавшись народного гнева.

Никто не расходился. Айнура-эже плакала, сидя на стуле в углу приемной: месяц назад они с мужем взяли кредит на покупку бытовой техники. Единственным источником дохода в семье была ее зарплата, мужа сократили на работе и уже полгода, как он не мог снова устроиться. Как теперь расплачиваться?

Системный администратор Айбек растерянно копался в бумагах, валявшихся под тем, что еще вчера называлось столом.

— Представляешь, Зайка, копий личных дел нет. Кому они нужны были? Не могли же их унести?

— Ой, а я же вчера все личные дела и трудовые книжки спрятала у Адылбека Токтосуновича в сейфе, — воскликнула Динара: офис-менеджер и специалист по кадрам в одном лице.

— Когда ты успела? – удивился Урмат.

— Да с утра еще, пока директор пятиминутку проводил, — ответила Динара.

— Дай я тебя за это расцелую, хоть одна хорошая новость за сегодняшний день, — обрадовалась Зарина. Несмотря на существовавший между девушками холодок, благоразумие Динары воодушевило ее.

События минувшего дня объединили людей в общей беде.

 

* * *

Асель сидела за компьютером, когда вошел начальник и удивленно осведомился, почему она не уходит, ведь всех женщин отпустили на ближайшие три дня.

— Я не могу оставить своих товарищей просто так. Мне здесь легче с ними, чем дома одной. Я вот лучше здесь им кофе приготовлю, правда, Руслан? – кокетливо спросила девушка коллегу.

— Я думаю, что нашему зданию уже ничего не угрожает, но все-таки ты подумай. Сегодня нам придется ночевать здесь, а может быть, и ближайшие несколько дней. Выйти проводить тебя потом мы уже не сможем, — пытались уговорить Асель сослуживцы.

— А я лучше тогда домой съезжу, приготовлю что-нибудь вам на ужин и опять вернусь, — не унималась девушка.

— Ну, смотри сама, — согласился наконец начальник. Да и желудок уже подводил – было уже семь вечера, и он не ел с утра. Все кафе и магазины в центре города были закрыты со вчерашнего дня, а отправлять людей на окраины не было возможности.

Ему, участнику Афгана и Баткена, было не впервой дежурить сутками, но здоровье все-таки было уже не то, возраст давал себя знать. Рядом с молодыми ребятами усилием железной воли он пытался держаться молодцом, лишь иногда поддаваясь хронической усталости.

Устроившись в Службу государственной охраны, он надеялся спокойно уйти отсюда на заслуженный отдых. Но не тут-то было. События минувшего дня показали, что еще нужны Родине настоящие полковники.

Вчера вечером, имея под командой всего восемь человек, ему удалось спасти от толпы здание Национальной гвардии. Кто знает, что было бы, если бы они хоть на минуту расслабились, сдались не наседающей на ворота КПП толпе, а чувству глубокого страха за собственные шкуры.

И эта храбрая девушка была с ними всю ночь. Может быть, именно поэтому ребята были так собранны.

— Молодец девушка, — сказал он, когда Асель ушла за ужином, — побольше бы таких и можно быть спокойным за судьбу родного Отечества.

— Не знаю насчет Отечества, но за Айтбаева можно быть спокойным, — съехидничал один из ребят, и в кабинете раздался дружный смех.

— А причем тут Руслан? — недоуменно поинтересовался полковник.

— Так Аселя ж его тут обхаживает.

— Ну да, и кофе, и чай, и пироги домашние.

— М-м-м, а какое она печенье печет, — начали поддразнивать Руслана ребята.

— Да заткнитесь вы, раскудахтались тут. У меня девушка есть, и мы скоро женимся. А Аселя мой друг детства, наши родители дружат.

Смех сменился одобрительным гулом и поздравлениями.

— То-то я заметил, в последнее время мобильник из рук не выпускаешь, — подметил один из ребят.

— Ну, наконец-то нашлась красавица, которая сумела захомутать нашего железного товарища, — подхватил второй.

— Что ж, давно пора. У других вон уже по двое-трое детишек, — подытожил полковник и вышел из кабинета.

— Кстати, а где мой мобильник? Никто не видел? – вдруг вспомнил Руслан о пропаже.

 

* * *

Руслан позвонил только через три дня с другого номера.

— Привет, милая.

— Здравствуй, — сухо ответила Зарина.

— Милая, не обижайся, я сейчас приеду и все объясню.

— Хорошо, жду.

Руслан приехал к вечеру. Когда Зарина увидела его в глазок двери, первой мыслью было не открывать, но потом тоска по любимому взяла верх над обидой.

— Почему ты так долго молчал, я извелась вся?!! — упрекнула с порога девушка, затем не удержалась и обняла его, прижимаясь головой к широкой груди.

— Понимаешь, мы же были в Белом Доме, когда толпа его захватила. Когда и как стащили мобильник, я даже не понял, а приехать не мог, мы эти дни на казарменном положении были.

— А с другого телефона почему не позвонил?! – снова раздался упрек.

— Прости, я, оказывается, твой мобильный наизусть не помню, а на работе трубку никто не берет, — покраснел Руслан. – Только сегодня догадался уточнить через оператора.

— Ну ладно, на этот раз прощаю, но раз уж у тебя такая работа, может быть, дашь мне еще какой-нибудь номер, чтобы я могла хоть через кого-то узнать о тебе в случае чего, — Зарина оторвалась от любимого и вопросительно взглянула ему в глаза. Любящее сердце простило.

— Да я и сам об этом подумал. Вот запиши мамин и братишкин номера, — Руслан протянул бумажку, на которой уже были карандашом начирканы цифры. — Домашние уже в курсе насчет тебя, — добавил он.

Записывая в телефонную книжку, она уже не скрывала своей радости. Если родственники ее парня уже знают об их планах, значит, их недавний разговор уже воплощается в жизнь, значит, у них теперь есть общее будущее. Через минуту они стояли молча у окна, обнявшись, любуясь белеющими вдалеке горными вершинами. Руслан, высокий и могучий, сродни многолетнему карагачу. Зарина, миниатюрная, едва доходила ему до плеча.

Вряд ли нашелся хоть один художник, который отказался бы написать на холсте эту картину – двух влюбленных, умиротворенно наслаждающихся тишиной и прохладой последних весенних дней.

Воистину до сих пор никто не разгадал секрет женского всепрощения. В момент когда, кажется, уже все кончено, уже не простит любимая высказанных сгоряча слов, бывает достаточно одного виноватого взгляда, подкрепленного ласковым и нежным словом и ты снова рядом, обнимая до боли родные плечи, обжигая горячими поцелуями сладкие губы, вдыхая желанный запах, присущий только ей одной.

 

* * *

Жизнь уже вновь входила в привычное русло. Зарина пока не искала новую работу – больше года она не брала отпуск и теперь наслаждалась отдыхом. Руслан снова работал в обычном режиме, и вечера они проводили вместе. Им не было скучно вдвоем: вдоволь мечтая о будущем, они успели наметить дату свадьбы и спланировать все мероприятия, полагающиеся по кыргызским традициям.

В один из таких вечеров Зарина сидела на кухне и готовила ужин. Лежавший на подоконнике мобильник раздался мелодией Лайонела Риччи – это был младший брат Руслана.

— Здравствуйте Зарина, это Эрмек, братишка Руслана.

— Да, я поняла, слушаю тебя, — она старалась скрыть удивление от неожиданного звонка.

— Пожалуйста, приезжайте быстрее. Руслан попал в аварию по дороге в аэропорт.

— Еду, — ответила, Зарина, садясь на стул и пытаясь справиться с головокружением.

Уже через пять минут девушка бежала к стоящим на обочине машинам и, не договариваясь о цене, кинула таксисту: «В аэропорт».

Одна за другой мелькали тревожные мысли, сбиваясь в один большой ком. Она время от времени откидывалась на спинку сиденья, выравнивая дыхание и усилием воли давя подступающую тошноту.

Проезжая мимо стоящих на трассе карет скорой помощи и разбитых машин, Зарина опомнилась: «Остановите!», всучила водителю пятьсот сом, выскочила из автомобиля и побежала к толпе людей. Уже на бегу различая плачущую на плече у мужа мать Руслана, краем взгляда она увидела его, лежащего на еще теплой майской земле.

Эрмек сидел рядом на корточках, держа безжизненную руку брата.

— Что с ним?! — подбежала Зарина.

— Не знаю. — Эрмек смотрел мутным взглядом в сторону аэропорта. – Голова сильно ушиблена и поврежден позвоночник. Врачи его посмотрели, и сказали, что на него уже бесполезно тратить время.

— Нет! – Зарина бросилась на землю у изголовья джигита. Сидя на коленях и пошатываясь из стороны в сторону, она шептала, как одержимая: — Ты не можешь так уйти, любимый. Ты пережил Баткен и революцию, как же так, ты сдашься какой-то груде железа. Бестолковой груде железа. Руслан, очнись, умоляю, очнись ради нашего будущего, соберись, ты же самый сильный!

В этот момент глаза молодого человека приоткрылись: «Любимая», — прошептал он, вновь смыкая веки.

— Смотрите, он открыл глаза! — в один голос закричали Эрмек с Зариной.

Подбежавший врач удивленно начал щупать пульс. Мать с отцом с надеждой бросились к парню.

 

* * *

Через час после успешной операции собравшиеся уходить родственники уговаривали Зарину идти домой.

— Руслана все равно только завтра в палату переведут из реанимации. Ты приходи утром. Мы насчет платной палаты договорились, будем по очереди дежурить. Если, хочешь, тебя тоже включим в график, — твердил Эрмек.

Уставшие, но ободренные заключением профессора, все хотели спать.

— Давай мы тебя подвезем до дому, — подхватила мама Руслана.

Наутро всех ждала еще одна удручающая новость – Руслан никого не узнавал.

— Как же так, вы же говорили, что все нормально будет?! – возмущалась мать.

— И так все нормально. Жизнь мы ему спасли, а уж будет ли он ходить и вернется ли к нему память, насчет этого я пока никаких прогнозов дать не могу, — возразил оперировавший молодого человека врач.

Медленно-медленно текли дни. Зарина ни на шаг не отходила от Руслана, кто бы ни дежурил. И никто не мог ее переубедить в возможности лучшей жизни для парня.

Она часами разговаривала с любимым, рассказывая о самых счастливых минутах, проведенных вместе. Соблюдая рекомендации врача, растирала ему ноги, сгибая их и разгибая в коленях. Порой, не находя искомого чувства в его глазах, она уходила в вестибюль больницы и уступая место родственникам. Наплакавшись и успокоившись, она снова возвращалась и продолжала работать с ним, воспринимая его каждое новое движение как очередную маленькую победу.

Поначалу палата была постоянно занята посетителями. Руслана уважали на работе и коллеги, чередуясь, приходили узнавать о его здоровье. Друзья приходили каждый день. Молодой человек вежливо общался со всеми, тщетно пытаясь достать из глубины памяти знакомые воспоминания и чувства. Все было безрезультатно.

Постепенно очереди жаждущих поговорить с ним редели. За окном больницы жизнь продолжала идти в прежнем бешенном темпе и выпавшему из нее Руслану не было места в течении времени.

Приходила только Асель. Девушка, наблюдая за стараниями Зарины, уже поняла, что у нее есть достойная соперница, и потому старалась всегда приходить эффектно одетой, при полном параде.

Тем не менее, единственной радостью парня была Зарина. Просыпаясь в шесть часов утра (видать, укоренившаяся в нем привычка рано просыпаться и в таком состоянии не оставила его), он смотрел на двери палаты, не скрывая разочарования, когда заходил медперсонал, улыбаясь, если приходили родственники и радуясь приходу возлюбленной.

Наблюдая происходящие с ним метаморфозы, мать с порога осаждала девушку, невольно подчиняясь материнской ревности – Руслан был ее первенцем и любимым ребенком. Да и Асель в качестве невестки ей нравилась намного больше.

— Опять пришла спозаранку. Ты бы отдохнула немного, детка. Занялась бы уже обустройством личной жизни, устроилась бы на работу.

— Ну что Вы, Назира-эже, вы же видите, как я нужна Руслану, — сама того не ведая, Зарина только усиливала сопротивление матери. — Он уже совсем скоро встанет на ноги, а со временем и вспомнит все. Я в этом уверена. Нужно только терпение и время.

И чудо случилось. Руслан вдруг стал быстро поправляться и вскоре впервые встал на ноги.

Придя в очередной раз, Зарина увидела собранные вещи. Она недоуменно смотрела на родственников Руслана, которые даже не удосужились предупредить ее о предстоящей выписке.

— Мы забираем Руслана домой, — успокаивала мать девушку. — Там ему будет лучше. И уход надлежащий, и стены родные. Но ты же понимаешь, мы семья со старыми традициями, и присутствие в доме посторонней девушки вызовет кривотолки, пострадает только твоя репутация, — продолжала она уговаривать.

— А как же я смогу справляться о его здоровье? – Зарина попыталась сопротивляться.

— Эрмек будет тебе звонить, – отпарировала Назира.

Прошло несколько дней, но звонка все не было. Преодолевая гордость, Зарина набрала номер Назиры.

— Здравствуй, дочка. Как у тебя дела? – вежливо осведомилась женщина и продолжала говорить. — Ты знаешь, мы с мужем решили, что Руслану лучше начать новую жизнь. Из-за того, что он не может вспомнить прошлого, он мучается и ему становится только хуже. А память, скорее всего, уже не восстановится.

— Ну что Вы Назира-эже, я в это не верю. Просто нужен какой-то толчок, и все он все вспомнит.

— Да-да, мы тоже на это надеемся. Поэтому мы решили женить сына. Девушка из хорошей семьи, дочь наших друзей, мы еще в детстве их просватали, но сын артачился, все говорил, что сам себе жену найдет. А теперь он согласился. Да, кстати, ты ее видела, Асель навещала нас часто в больнице, – не останавливаясь, мать Руслана обрушивала на бедную девушку тяжелые слова.

— Конечно, если вы так решили и он тоже этого хочет, я не буду вас больше беспокоить, — покорно ответила девушка, оглушенная свалившимся на нее несчастьем.

Назира облегченно вздохнула и уже хотела сказать ободряющие слова, но трубка отозвалась гудками.

 

* * *

Зарина, не теряя надежды, в который раз уже на этой неделе заходила в Интернет, чтобы проверить свой почтовый ящик: нет ли приглашения на собеседование от работодателей. Она точно знала, если ее пригласят куда-нибудь, она сможет, она должна найти работу. Ведь теперь ей есть о ком заботиться и для кого зарабатывать, под ее сильным волевым сердцем зарождалась новая жизнь.

«Кому нужна сейчас беременная сотрудница? Не могу же я обманывать», — она отдавала себе отчет в предстоящих трудностях.

Недовольно заурчал желудок. Не найдя ничего нового, Зарина со вздохом вышла на кухню. Наливая чай, она невзначай посмотрела во двор. Узнавая фигуру Эрмека, она не хотела верить своим глазам. Он стоял возле машины и дымил, наблюдая за копошащимися в песочнице малышами. Бросив сигарету, он сел в машину и уехал. Интересно, что ему здесь было нужно?

Лифт остановился на седьмом этаже. У входной двери послышались шаги. Девушка глубоко вздохнула, жадно глотая воздух, и, сжав руки в кулачки, направилась к двери.

— Здравствуй, любимая, – в дверном проеме стоял Руслан. Ее Руслан. — Ты извини, я воспользовался своим ключом.

— Проходи, — ошеломленная девушка не нашлась что сказать.

Через час они уже оживленно болтали, перемешивая смех со слезами счастья. Внезапно Руслан стал серьезным, и задал вопрос, ради которого он, по сути, и был здесь. Выйдет ли она за него замуж? Зарина даже не задумывалась над ответом, но, тем не менее, волнение и переживания от томившего доселе ожидания не позволили ей ответить немедленно. Помолчав с минуту и взяв себя в руки, она спокойно и твердо ответила «Да».

 

Послесловие

Дорогой читатель, не суди строго за happy end. В изначальном варианте рассказ заканчивался на первом абзаце последней части, где Зарина безуспешно ищет работу, но так получилось, что произведение было написано в преддверии Дня всех влюбленных и уж очень не хотелось делать такой грустный конец у этой истории.

Изменив конец, уже не решилась менять название, оставляя на решение читателей, кто эта «жертва».

 

© Кундус Абдусаматова, 2011. Все права защищены
    Произведение публикуется с разрешения автора

 


Количество просмотров: 1658