Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Поэзия, Новые имена в поэзии; ищущие / Молодежное творческое объединение "Ковчег"
© Сагайдак Д.А., 2011. Все права защищены
Произведения публикуются с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата публикации: 7 февраля 2011 года

Дмитрий Александрович САГАЙДАК

Абстракция. Часть 2

Продолжение сборника стихов «Абстракция» молодого поэта из Бишкека, участника литературной группы «Ковчег». Первая публикация

 

Хочется жить

Хочется жить. В кои-то веки?
По-настоящему, без притворства.
Мчаться к моей священной Мекке,
По-другому, но с тем же упорством.

Верить, во что, если серьезно,
В дым надломившихся горизонтов?
Лучше за ней, еще не поздно,
В сердце ворваться третьим фронтом.

Проба пера. Слишком безвкусно
Черновики поджигать с испуга.
Нам здесь сразу смешно и грустно
До исступленья читать друг друга.

Вплоть до корней рвать щипцами
Прошлую жизнь, ведь тогда хотелось
Жестко и быстро вгрызаться резцами
В плоть. Но та песня давно уж спелась.

Снова с нуля. Сон-пробужденье.
В кои веки, совсем по-другому.
И без притворства, как перерожденье.
Хочется жить, для нее, на изломе.

22. VI. 2010

 

Мы — ваши кошмары

Нам есть, чем делиться,
Вам есть, с чем проститься,
Корнями в извечную пустошь вцепиться.

Мы — те, в кого верят,
Кем мир весь обмерят,
Мы входим сквозь стены, закрытые двери

Мы слишком жестоки,
Вы — слишком убоги,
Мы больше не люди, вы — больше не боги.

Мы больше не люди.
Пускай нас осудят,
На этой земле ни с кого не убудет.

Мы были распяты,
Преступны и святы
Вернулись, исчезнув в аду без возврата.

Мы здесь, нами дышат,
И нас перепишут
В извечные строки мистических виршей.

Мир, тесный и старый
Был отдан нам даром.
Мы — ваши герои, мы — ваши кошмары.

Закончено 28. VI. 2010

 

Притворщик

Я понял бесчувствие, я его видел
Сквозь зеркало стен в темноте коридора.
Глаза не смеялись, кричали "Изыди!",
Но смех прорывался, взрываясь как порох.

Привычка к двуличности, злая натура,
Смотреть на других в громогласности лая,
А после вдали неизвестной фигурой
Маячить в экране, боль в смехе скрывая.

Искать понимания пятых, десятых
В гробу я видал их с беззубым оскалом.
Стандартный набор от друзей трижды клятых.
Избавьте! Я нервов истратил немало.

Личина притворщика, шут с бубенцами
Вгрызается в мысли, я чувствую кожей.
Иллюзия власти с пустыми глазами
Ликует, меня изнутри уничтожив.

Закончено 10. VII. 2010

 

На излете жизни

На излете жизни сил уже нет,
И теперь каждый шаг как геройство.
И уже без радости видится свет,
Всё тускнеет, теряются свойства.

Предадут, и черт с ним. Скоро умрет,
Его боль погребут под землею.
Время очень скоро имя сотрет.
Вот и всё. Так уходит былое.

Никакого смысла, падая вниз,
Быть пародией на человека.
Всё, что было раньше — фортуны каприз.
Каждый час вдруг становится веком.

Каждый час потерян в доме пустом,
Новый шаг, холодеют стены.
И вся суть теперь в вопросе простом.
Сколько дней еще ждать перемены.

В ночь бессонно, тихо въедается страх,
Страх, который познает каждый.
На бесшумных крыльях, на всех парах,
В эту пропасть не падают дважды.

Закончено 20. VII. 2010

 

НЕчеловек

Никто, ни с чем и незачем,
Ты был частицей "НЕ",
Орущим на все мелочи,
На главное — вдвойне

Никак, нигде и нечего
Искать в других свое,
И ненавидеть вечное,
Вскипая до краев.

Нельзя ни чем ничтожество
Сменить или сломать.
Духовное убожество
Тебе дано познать.

Никто не знает, не было,
Ты не прожил и дня
Без пустоты и небыли,
Во всем других виня

23. VII. 2010

 

Вакуум души

Я чувствую сквозь вакуум души
Прикосновенье терпкой тишины,
Мученье, выбор между да и нет
Ослабит ярость внутренней войны.

Наполнить этот вакуум спеши,
Пока еще мне есть о чем молчать,
Добить давно заброшенный сонет,
Чтоб будущее в прошлом повстречать.

На исповеди трудно не солгать,
Ведь крепко веришь в собственную ложь.
Пусть сила воли станет поперек,
Я для нее давно готовил нож.

Шагнуть вперед, себя вновь отругать
И ненавидеть снова как вчера.
Вдыхай меня, читая между строк,
Лети со мною на семи ветрах.

Нас не найдут в иллюзии миров,
Где преданность швыряют на алтарь,
Еретики горды, чтоб падать вниз,
Считая снисходительность за дар.

Крадем себя, живя среди воров.
И молимся, чтоб тут же согрешить.
Ищи со мной свободу в пенье птиц,
Чтоб сохранить наш вакуум души.

Июль 2010

 

Немного больше

Немного больше, чем просто любить,
Немного больше, чем просто знать.
Теперь я знаю, нельзя не быть,
Себя из пепла опять создать.

Намного больше, чем было до,
Намного больше, чем есть теперь.
Опять швыряю себя в ничто,
Сквозь дрожь и злобу пустых потерь.

Давно ли видел я эти сны?
Намного раньше, чем смог понять,
Что тот закат у ворот весны
Сквозь сотню лет воскресил меня.

Немного больше, чем знать ответ,
Намного больше, чем просто суть.
Налиться болью, увидеть свет,
Все уничтожить и все вернуть.

Вернуть тот день, что давно забыт,
Намного проще, чем стать собой.
Немного больше, чем разрубить
На "за" и "против" свой мир пустой

Закончено 30. VII. 2010

 

Берег

Тихо дыша крупной солью из воздуха,
Взглядом читая пустой горизонт,
Просто прислушайся к каждому шороху,
Жизнь здесь короткая, будто бы сон.

Травы сквозь старые плиты проросшие,
Серые стены забытых домов
В новых цветах укрывается прошлое.
Свежие чувства, мотив же не нов.

Так мало времени людям отмерено,
Каждый поймет и сумеет решить.
Кто-то забылся, смеясь неумеренно,
Кто-то пытается год пережить.

Ярко и жарко по ветру распущены
Фразы и смех сквозь зернистый песок,
Чьи-то мечты через время разрушены.
Радуйся, жди, не прошел еще срок.

Голосом волн средь прохладного вечера
Шепчется берег с ветрами, с луной.
Ты у воды, и сказать тебе нечего.
Как разгадать этот говор чудной?

3. VIII. 2010

 

С каждым шагом

Риск оправдан, и каждый новый шаг
Как награда, как будто тайный знак.
Знать, что должен отдать счета за всё.
Меч из ножен над головою занесён.

Сквозь преграды проходит тот, кто прав.
Жизнь — расплата, нуля и фазы сплав.
Верить можно, когда весь смысл в простом,
Жить не сложно, ища порожнее в пустом.

Давят стены, просторных нравов круг.
Шаг со сцены и ложь в пожатьях рук.
Точка срыва, поставлен новый штамп,
Вновь призывы и новый приговор мечтам

С каждым шагом сюжет меняет ход,
Среди мрака пускают свет в расход.
Вечным маршем железо по мозгам.
Дальше, дальше, ломай свой замок из песка!

Август 2010

 

Всё предательски верно

Всё предательски верно:
Никто не поможет,
Ты идёшь по наклонной,
И смех как назло.

Воздух каплями мерно
Исчезнет — и что же?
В этой заводи сонной
Всё кажется сном.

И пока незаметно,
Что мир изменился,
Что тебя очень скоро
Поднимут со дна.

Не старайся, всё тщетно,
Весь смысл разбился,
В пустоте разговоров
Лишь горечь видна.

Этот день растворится
За тысячей "если"
Через плотность материй
И зыбкость идей.

Эта сладость с кислицей
Гремучею смесью
Мне закроет все двери
До новых смертей.

Август 2010

 

Я буду гореть

Я буду гореть, что есть силы,
Пока не иссякнет запал,
Покуда не вытянет жилы
Усталости гибельный шквал

Я — просто душа человека,
Горящая в вечной войне,
Плюс с минусом, солнце со снегом
Так глупо столкнулись во мне.

Я — просто горящая сфера,
Бетоном условных границ
Меня так хотят лишить веры
Десятки смеющихся лиц.

Разжёг меня старый Алхимик
Затем, чтобы плавить Металл
Гори оно пламенем синим,
Он жизнь свою в пламя отдал!

Огонь разрушает сомненья,
Сквозь чёрный ветвящийся дым
Каркасы других измерений
Сливаются с миром земным.

Огонь — созидатель искусства,
Ему не дано умереть.
Свет с Хаосом, разум и чувства,
Сквозь вечность я буду гореть!

14. VII. 2010

 

И больше ни слова

Стреляй навылет
Сквозь нервы, артерии,
Чтоб больше не чувствовать.
Остальное — разуму,
Он решит, возможно
Тягучим глотком
Горячего чёрного кофе
Стали все чувства.
Они меняются, а я — остаюсь,
Тяжелея, наливаясь скорбью,
Накапливаю внутри тепло,
Мечтая им поделиться.
И только лгу себе,
Круглосуточно ища внутри
Причину, чтобы испугаться
И убежать.
А жизнь продолжается
Словами других.
Я просто живу,
Живу, созерцая,
Сказав уже всё там, в мечтах
И больше ни слова

20. VIII. 2010

 

Если веришь

Если веришь, терпи и страдай.
Если любишь, страдай и терпи.
Если хочешь, полжизни отдай.
Если знаешь, любому прости.

Ты условен как всякая тварь,
Что сознательно создал Господь.
Если можешь, границы ломай,
Если хочешь — ублажь свою плоть

Ты решаешь, когда решено,
Твое мнение — зеркало слов,
Ты смеешься, когда всем смешно
Как часть стада в сто тысяч голов.

Ты растишь в своем теле раба,
Чтоб затем упокоиться в нём.
Если можешь, решай за себя,
Если веришь — иди напролом!

23. VIII. 2010

 

Сохрани

Сохрани нашу мистику взглядов,
Очерненную скользкой луной,
Упиваясь божественным ядом
В тот крепленный сгустившийся зной.

Беспокойная мимика чувства
Открывает священное зло,
Что сто раз оболгало искусство,
Превратив его вдруг в ремесло.

Просто чувствуй всей площадью кожи,
Прикасайся лицом к острию,
Обезумев, отдай так безбожно
Всё, что тешило душу твою.

И не станет преград и приличий.
Вечность — словно круги на воде.
Вязкой ночью, ты знаешь отлично,
Что желанья подстать темноте.

Первый шаг до последнего вздоха.
Наслаждайся, умри, возродись.
Мы изменимся волею рока.
Сохрани эту ночь на всю жизнь.

Закончено 6. IX. 2010

 

РазЛОЖЬение

Существуют три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика
Б. Дизраэли


Сплошная стена
за нею загадка
укрытая от посторонних.

Добравшись до дна,
почувствуй, как сладко
в твой разум сомненье уронят.

Живут голоса
в отрыве от тела,
живут в нелогичном квадрате

Одна полоса,
плюс, ноль, два пробела
все мысли прошьют очень кстати.

Меняется цвет,
меняется форма,
расшатаны гвозди креплений.

Несложный совет:
отбрось свои нормы,
теряйся в глуши ответвлений.

Запущен отсчет,
огромный конвейер
рисует свою нереальность.

Ложь всё рассечет,
разделит идеи
на выгодность и ненормальность

Закончено 7. IX. 2010

 

Лекарство от мыслей

Пойми непонятное,
Поверь в недоверие
И выбери средство от сглаза.

Твоя необъятная
Любовь к лицемерию
В два счета приводит к экстазу.

Слепи свое мнение,
Когда все расписано
Границами черного с белым.

Чтоб сделаться гением,
Меняй людям истину,
Раздергай их чувства умело.

Возвышенно падая,
Пусть видят все прелести,
Всю розовость веры и правды.

Их может порадуют
Блестящие челюсти,
Жующие мнения стада.

Все создано с точностью,
Законы, добытые
В тобою придуманных числах.

Пусть варятся в склочности,
Их души раскрытые.
Врачуй их лекарством от мыслей

Закончено 10. IX. 2010

 

Мифы

Мы читаем мифы о железных людях,
Нам сказанья эти подают на блюде.
Влюблены в рассказы из холодной стали,
Только жизни наши веселей не стали.

Мы читаем мифы о железных нервах,
Как полезно всюду оставаться первым,
Как убить несложно, чтобы стать сильнее,
Захлебнуться ложью, чтобы стать честнее.

Мы включаем мысли о далеких странах,
О свободных, теплых, чужеродно-странных,
Там, где было что-то, что назвали раем.
Где один способен уничтожить стаю

Мы впитали сказки, где меняют счастье,
Где для каждой мысли есть особый ластик.
Мы куски железа в свое сердце сеем,
А затем беззвучно изнутри ржавеем.

Закончено 20. IX. 2010

 

Симфония покоя

Тише! Пусть будет слышен каждый шорох.
Слышишь безумных мыслей дикий ворох?
Пусто, но так тепло и так прозрачно.
Чувства слились со светом так удачно.

Небо белесым беспристрастным светом
Снега душа просила вместо лета.
Позже всё будет ясно, всё простится,
Может душа взлетит подобно птице

Точно нащупать линию покоя,
Прочно покой эмоции накроет.
Волны, грань между смехом и улыбкой,
Полно, всё в этом мире слишком зыбко.

Свечи колеблют первозданность ночи.
Вечность иные судьбы мне пророчит.
Струны слегка затронутых гармоний,
Думы — почти песчинки на ладонях.

Сонно молчащих ритмов постиженье,
Словно во всей Вселенной нет движенья,
Души внутри симфонии единой,
Слушай сплетенье строк, паря к вершинам.

22. IX. 2010

 

Парковые наброски

Много прошлого и много настоящего
В желто-красных переливах троп.
"Да" и "Нет", по воздуху скользящие,
Никогда не крикнут громко "Стоп!"

Шорох от шагов забрел в идиллию,
Где давно не видели людей
Небо, травы, листья в изобилии
Здесь подолгу можно ждать вестей.

Откровенно, тихо, неразборчиво,
Диалоги никого ни с кем.
В этих листьях слишком много общего
С миром расслоившихся систем.

Дико видеть глупые решения,
Успокойся и увековечь
Парковых иллюзий ощущение,
Осень, что горит как будто печь.

Не встречаясь с редкими прохожими,
Попытайся вжиться изнутри
В мир природы, дымом огороженный,
В призрачный, немой застывший крик.

Закончено 27. IX. 2010

 

Воображаемая гитара

Воображаемая гитара,
Воображаемая сцена.
Я дико смеюсь,
А народ орёт и воет.
Он тоже воображаемый.
И кажется, что я ослеп,
А может быть, оглох или отупел,
Ведь бесконечные цифры
Превращаются в моем мозгу
В цифровой звук,
В звук высокого качества,
Который услышат, разве что, глухие,
Которым я его напою жестами.
Я псих. Я пьян.
У воображаемого микрофона.
Рык переходит в баритон,
Звуковой порог переходит в боль.
И я не слышу,
И никто больше не слышит.
Лишь прерывистое дыхание,
Глоток воды. И всё.
Гитара исчезает.
Она еще появится,
Как только я поймаю кайф
От несуществующей дури,
И гений с идиотом вновь поменяются ролями.

30. IX. 2010

 

В зазеркалье

Ты ждешь огня — его не стало,
Но есть тепло и шанс согреться,
Нет цели, но зато есть средства
И ключ к забвенью из металла.

Без адресов и без названий,
Твердя известную считалку,
Душа сквозь соковыжималку
Прошла, пульсируя на грани.

Чем ярче свет, тем злее тени.
Здесь свет похож на иммигранта,
Меняет деньги на таланты
Так однобоко и весеннее,

Смеется бликами от стекол,
Скитаясь, не находит места,
На языке понятных жестов
Посланья пишет о "высоком".

Здесь много снов с теплом накрытых
Большим лоскутным одеялом,
Всё, что душа впотьмах искала,
Спасая от законов быта.

Смотри их все, не жди ответов,
Ведь все ответы — полуправда.
Здесь в зазеркалье ложь — награда,
А истина иного цвета.

Закончено 9. X. 2010

 

Aggression Inc.

Зона отчуждения, территория хаоса.
Я не пойму то, что поняли вы.
Когда-то плыл к вам с поднятым парусом,
Теперь — затерялся в дорогах кривых.

То, что так важно, чтоб измениться
Не вылечит тех, кто остался собой.
Голос с потоком успеет слиться,
Чтоб быть неуслышанным серой толпой.

Кто вы, лишенные лиц и сущности?
Право на мнение не меняет итога,
Право на слово хуже беззвучности
Вам не к лицу называть имя Бога.

Страх подчиняет, лишая разума,
Ложь ускоряет движенье в бездну.
Все вы обманом навек повязаны,
И только лишь смерть пробудит в вас честность.

Поиски правды доводят до крайности,
Месть — черный флаг, предвестник войны.
Здесь никогда не бывает случайностей,
Но для победы все средства верны.

Закончено 11. X. 2010

 

Осень по-английски

По листьям, будто бы по нотам
Звучит дождливый рок-н-ролл.
Я погружаюсь в слово autumn,
Которое совсем не fall.

По улицам тянулись метры
С утра, во столько-то o'clock
Меня не злила наглость ветра,
Который жаждал сбить всех с ног.

Изящный смокинг, чашка чая,
Под звон улыбчивого please
Меня по-лондонски встречает
Прозрачной осени каприз.

Он спорит с вечно либеральным
Американским визави,
Слегка огульным и нахальным,
Мешая правду с seems to be.

Слова и мысли вечно в прятки,
Все время как-то на бегу,
С листвой играют без оглядки,
Понять пытаясь who is who.

В иноязычной карусели,
Читая все наоборот,
В осенний холод мне веселье,
Я улыбаюсь Oh my God!

Закончено 18. X. 2010

 

Insomnia

Безумная полночь, лишь капля огня,
Нехватка рифмы как приговор.
Я брошусь в пропасть нового дня
Как будто камень по склону гор.

Но это всё позже, а прямо сейчас
Я исповедаюсь темноте,
В мегаломанию облачась,
Дурача кого-то, мол я только тень.

А там, на бумаге, так много нулей,
Их, в общем, хватит, чтоб спрятать суть.
И будет утро снега белей,
Где очень сложно себя обмануть.

А может быть, утро — наивнейший миф,
И эта ночь теперь навсегда?
Лишь тень из прошлого вкось и вкривь
Идет за светом свечи по пятам.

Я мог бы забыться и просто уйти,
Но кто-то вновь объявляет войну.
И вновь в атаку. Разум, прости!
Есть еще силы пустить всех ко дну.

Закончено 24. X. 2010

 

Индифферентность

Я некто, я нечто средь этого света,
Я — часть того "Мы", что давно уж с приветом.
Здесь всё превосходно, прекрасно, отлично,
Хотя это всё мне давно безразлично.

Мы смотрим сквозь пальцы и ходим под маской
И красим весь мир выцветающей краской,
Мы давимся смехом надсадно и бурно,
Скрывая в нем гниль настоящей натуры.

За стеклами криво смеющихся окон
Мы тратим слова, выходящие боком
И лжем себе, прыгая с ветки на ветку,
Привыкнув мозги выключать из розетки.

Замученных фраз подгорелая каша,
Неясности, ясные "вашим" и "нашим",
Загробное царство зубастых насадок
Для лиц, чей оскал до истерики сладок.

Инертность энергий, создание зданий,
Что рухнут по времени без опозданий,
Рассчитаны глупости важно и чинно,
И нет для волнений особой причины.

Внутри я безумен, а внешне — бесцветен,
Как будто бы я ничего не заметил.
Блажен тот, кто станет духовно богатым,
Сердечно делясь из души суррогатом.

Закончено 31. X. 2010

 

Вне себя

По параллельным линиям
В какой-то междумир
Упал бог весть куда.
Остатками сознания
Еще цепляюсь
За вывернутый наизнанку разум,
Еще хочу понять,
Зачем весь этот хаос,
Зачем в нем я.
Но не могу постичь бредовости идей,
Умноживших меня на два,
А после разделивших
На множество частей,
И каждая из них
Кричит о своем
В раздробленном унисоне голосов,
Нулей и единиц.
Конфликт систем.
Приказ бежать — приказ стоять.
Автоматический режим.
"Привет — пока".
Системы неисправны,
И к черту!
Меня здесь нет,
Я где-то вне себя
Пытаюсь отключить
Свет, мысли, звуки,
Стучащиеся в голову
Из злобной биосферы.
Удар по нервам!
Еще, еще, еще
Обрыв сигнала.
Ноль.
Я ухожу
Я возвращаюсь
Из режима "Вне себя".

2. XI. 2010

 

К близкому родственнику (бесполезный монолог)

Ах, если бы я мог
Движением руки
Остановить поток
Словесных ухищрений!

Легко и без труда
Перерубить замки
И убежать туда,
Где нет пустых презрений.

Уж кто бы говорил!
Кем был ты, кем ты стал,
Я б поблагодарил
Тебя лишь за молчанье.

Скажи, зачем слова?
Не видишь, я устал.
С кем драться за права?
К чертям потоки брани!

В словах одна вода.
Что можешь ты сказать?
Что ты сошел с креста,
Что первый средь героев?

Ты прожил столько лет,
Пытаясь обругать
Весь этот белый свет,
С самим собой поспорив.

Как глупо жить в долгу
У собственных проблем,
И вновь сгибать в дугу
Свое больное эго.

Знай, сам ты виноват
В том, что не смог стать тем,
Кем так хотелось стать
Жаль, не поймешь ты это.

12. XI. 2010

 

Первое и последнее

Горящие листья,
И дымные улицы,
Солнце огромным жирным пятном.
Сумрак как выстрел
Небо нахмурится,
Город отравится черным вином.

Никто не узнает
Всю боль и уныние,
Разум, бледнея, впился в закат.
А ночь спеленает,
Покроет инеем,
И ты не услышишь, как грянет набат.

Сквозь злобную маску
Проступит сознание,
Придет понимание — близок обрыв
Тускнеет окраска,
И мрака дыхание
Подарит покой, чёрной шалью накрыв.

Последние метры
Неровной поступи,
И первый удар разозленной судьбы.
Пронизаны ветром,
Растрачены попусту
Минуты, что небо давало взаймы.

Однажды было,
И больше не встретится.
Дома бетонные стены сведут.
И боль застыла,
И ужас светится
Безумной улыбкой в холодном бреду.

Закончено 19. XI. 2010

 

Перед рассветом

Рассвет ты снова ждешь рассвет.
Ты как дитя, так несерьезно
Пытаешься подпрыгнуть к звездам
И небу передать привет.

Опять неравный бой со сном.
Ночь отступает. Блеск тумана.
А время движется так странно
В безумии игры с огнем.

Ты вновь определяешь счет,
Но все равно не знаешь правил.
Ты лгать себя легко заставил,
Но знаешь, солнце не солжет.

Идешь, надеясь отыскать
Тепла, доверия, поддержки,
Бежишь, поскальзываясь в спешке,
И так боишься опоздать.

Да, ты готов был спрыгнуть вниз,
А там уж дальше — будь что будет!
Бесцельный гомон глупых судей
Поднял бы в воздух тучу брызг.

Уже не думаешь, зачем,
Уже не чувствуешь опаски.
Сдирай с себя все эти маски,
Взгляни лицом на новый день!

24. XI. 2010

 

Набор слов

Устал. Эмоции. Взорвался.
День-ночь. Дорога. Распрощался.
Асфальт. Плевки. Окурки. Тошно!
Уйти-остаться. Грубо. Пошло.

2:0. Победа. Нереальность.
Шаги. Угрозы. Отлетались.
Вгрызались. Сплетни. Мысли. Пробки.
Идеи. Вакуум. За скобки.

Читать. Не видеть. Недостатки.
Кричаще. Черно-бело. Гадко.
Лениво. Взгляд. Никто. Нисколько.
Идея. Глупость. Перестройка.

Стена. Уткнуться. Не заметить.
Остановиться. Не ответить.
Бестактно. Бред. Промчаться. Мимо.
Зачем? К чему? Назло? Наивно

26. XI. 2010

 

Не оправдывая себя

Приложиться б к душе раскаленным железом,
Чтобы выжечь навечно всю мерзость и гниль!
Вы все в шоке? Поверьте, я все еще трезвый.
Я трезвее, чем ветер, гоняющий пыль.

Презирающее, бешено, страстно, актерски
Искривленным лицом нарисован никто.
Глупо врать, но я вру, так красиво и броско,
Мол, прости, виноват, остальное потом.

Всё не то, все не те, но не в жалобах дело,
Я забуду слова, провалившись в себя.
Глупость лекций о жизни не знает предела,
Но нет смысла учить, если мысли все спят.

Но не спят те, кто сыты и больше не верят
В этот приторный, серый банальный сироп.
Я молчу с высоты всех высоких материй.
Не здороваясь. Мимо. В свой узкий мирок.

9. XII. 2010

 

Индивидуальный нелогизм

Забегался, загнал себя,
Вымотался,
Самортизировался
Методом уменьшающегося остатка,
И совершенно позабыл,
Что где-то там
Там, где никогда не был в реальности,
Но где часто бываю мысленно,
Меня ждут.
В меня верят.
Невзирая на все принципы,
Ждут и верят.
А я всё задаю тот же самый вопрос:
А есть ли смысл им верить?
А есть ли смысл искать этот чертов смысл?
Или лучше опять со всех ног
Гнаться за убегающими нулями,
Которые нужно поставить после запятой?
Или лучше бросить всё,
И превратиться в датчик
Из тысячи нейронов,
Безразлично фиксировать какие-то слова,
Даже не вникая в их смысл?
И тупо отключить мысли.
А зачем они?
Опять несуществующая проблема
И единственный выход — через окно.
Нет, хватит!..
Уж лучше соберу силы
И нанесу смертельный удар
По всем проблемам, обстоятельствам,
Гримасам, пожимающим плечами,
По прожектерству всенезнающих,
По тошнотворной общечеловечности
Немых свидетелей нового Иеговы
Сломать всё
А дальше? А дальше
Попытаюсь вылепить себе новую нереальность
Из пластилина возможностей и обстоятельств,
Изящно, по-английски
Сообщая всем желающим направление,
В котором им следует идти.

Закончено 17. XII. 2010

 

Размышление о счастье

Мысли пишут слово "Счастье".
Счастье, счастье Вечный идол
Я делил его на части.
С добротой души открытой.

Мир — иллюзия. Но право,
Я так верил в это чудо!
Рисовал так величаво
Образ, что со мной повсюду.

Мир пластичен, очень хрупок,
Улыбается так ясно,
Две секунды — двое суток.
Рифмой ко всему — прекрасно.

Чье-то имя в каждом слове
Укрывалось мимолетно.
Быть счастливым поневоле
Необычно, странно, модно.

Счастье — старая привычка,
Способ спрятаться от рока,
Догорело словно спичка:
Человек не станет богом.

Нет, не божество, но все же,
Я бежал, кричал, метался.
Прежний образ уничтожил,
И за новым вскачь помчался.

Закончено 27. XII. 2010

 

Моему отражению

Я знаю, ты с душой не распрощаешься,
Пусть даже очень этого захочешь.
Я знаю точно, чем ты восхищаешься
И что себе под вечер напророчишь.

Но брось опять рассказывать про личное,
Мне эта пируэтность надоела.
Да, я предпочитаю драматичное,
Но только не эмоции без дела.

Я прыгну из нелепого в серьезное
И назову тебя исчадьем рая.
Включаясь в состояние нервозное,
Мы ярлыками злоупотребляем.

Ты пишешь непонятные послания
В понятной и изысканной манере
Для тех, кто увлекается гаданием
И, может быть, тебе легко поверит.

Зовешь меня и плюс меняешь с минусом
И ложь на откровение меняешь.
Я обречен в бредовость истин ринуться,
Но я вернусь оттуда, ты же знаешь.

Ты пишешь эпилог, и все решения
Абстракция с конца и до начала.
Ты — призрак, ты — всего лишь отражение,
А я — душа, и мне Вселенной мало

Закончено 30. XII. 2010

 

© Сагайдак Д.А., 2011. Все права защищены
Произведения публикуются с разрешения автора

 


Количество просмотров: 1456