Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Поэзия, Новые имена в поэзии; ищущие
© Любовь Некрасова, 2010. Все права защищены
Произведения публикуются с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 27 декабря 2010 года

Любовь НЕКРАСОВА

Колыбельная доченьке

Новый сборник лирики бишкекской поэтессы. Первая публикация.

 

НОЧНОЙ ПОРОЙ

Ночной порой, когда часов усталый ход,
Когда луна не спит и тихо дышит,
Мне снится океан лазурных вод,
И сердце голос твой далекий слышит.

Иду на зов я в дымке грез несмело,
Тону в чарующих лебяжьих облаках.
С тобою быть во сне и в жизни я хотела,
Но затерялся ты в вечерних городах.

Бегу, но, кажется, топчусь на месте,
И ноги ватные, а крыльев нет лететь.
А так хотелось мне идти по жизни вместе,
Но как найти тебя, ответь...

Часы идут и сон луна тревожит,
Большая бледная, из пустоты небес.
Помочь найти тебя она не сможет,
Во сне, где слышен наших стук сердец.

Живу во сне, а в жизни умираю,
Не слышной тенью пролетают дни.
Как долго этой муке быть, не знаю,
Луна, часы и сон...не знают и они.

 

Я ВЕРНУСЬ

Когда последний лист сорвется,
Устав от жизни навесу.
Когда ковыль к земле пригнется,
От ветра буйного, в грозу.
Меня не станет, я пылинкой,
РастАю, во множестве теней…

Когда звезда с небес сорвется,
Оставив желтый свет,
И зной в песок водой прольется,
Исчезнет легкий след.
Меня не станет, льдинкой,
РастАю, в гривах, загнанных коней…

Когда душа от пустоты взорвется,
Не в силах сдерживать ее.
Когда вся кровь из вен сольется,
Испачкав простыни, белье.
Меня не станет, я пушинкой,
Умчусь на волнах синевы морей…

И вот, когда весь мир перевернется,
По истеченье всех веков.
Когда рожденная любовь вернется,
В строку дописанных стихов.
Вернусь и я, растущею былинкой,
На поле битвы королей….

 

УШЕДШИЙ ДЕНЬ

Ушедшего дня закрываю страницу,
Что было, оставлю, не буду стирать.
Знакомые, старые, серые лица,
Остались вчера, не хочу догнать…

Усталой усмешкой солнце скатилось,
И прожитый день засыпает на век.
Все, как обычно, ничего не случилось,
Но… где-то родился еще человек….

И новые главы в сей повести – жизни
С любовью напишут часы и года.
Извечные поиски счастья и истины…
А, значит, жизнь смыслом полна.

И нет завершения у повести этой,
Все больше и больше героев, страниц...
И где-то моя еще песня не спета,
А солнце мое, не коснулось границ…

 

НА ПОСОХ СУДЬБЫ, ОПИРАЯСЬ…

Дорога пыльна и избита дождями,
Вся в рытвинных шрамах машин.
Но, где-то щебенка, заплатки местами,
Прохожий, усталый, он стар и один.

Согнутые плечи, спина коромыслом,
Дрожащие ноги в жару и, в кирзе.
И китель военный на теле обвислом,
Похоже, солдатом он был, на войне…

В лице расписались года и годины,
А цвет подарила седая земля. Гражданская
Печален и взгляд, не уйти от судьбины,
Тяжел вещмешок, где печаль и беда.

На посох судьбы, опираясь и, шатко,
Бредет тот солдат, сам не зная, куда.
Отдал той войне он себя без остатка,
Остался он тАм, молодым, навсегда.

А здесь, в этой жизни стекла и бетона,
Где правят бриллианты и куньи меха.
Путь долог, нелегок, до пристани-дома,
Где, может, покой обретет навсегда.

Его там накормят, помоют, в приюте,
В постели со штампом уснет до зари.
Зачем так сухи вы, безжалостны, люди,
Почему к старикам нашим, вы, так глухи….

 

ОНА ЕГО ЖДАЛА

Судьбы печать— немой укор,
И тень тоски длиннее.
Печаль покрыла ее взор,
А волосы... снегов белее.

Уставший взгляд, а синева,
Что омутом к себе манила,
Поблекла, выгорев дотла,
Но теплота... она ее хранила.

В душе, у сердца, взаперти
Тепло свечой горело,
Всем пересудам вопреки,
Она любить хотела!

Неслышно, бережно храня,
Теплу угаснуть не давала,
Устав от ожидания... любя,
Она свечу меняла.

Тепло бесшумною рекой
По телу нежно разливалось,
Горело новою свечой,
НО жизни... мало так осталось.

Улыбка чуть коснулась губ,
И тихий шелест, словно листья...
"Я так ждала тебя, мой друг,
Увидимся в другой мы жизни..."

Легко, как бабочка , порхнув,
Ресницы медленно сомкнулись,
Устало воздуха глотнув,
Душа и тело... разминулись.

И струйкой бледно-голубой,
Тепло покинуло свечу,
Расплавилась свеча слезой,
Горячей, горькой... поутру.

 

ВЕСЕННИЕ ТОПОЛЯ

Исполины -тополя,
Словно свечи в небеса,
Что взгрустнули вы немножко,
С позолотою сережки
Растеряли по дорожке?
Озорной гуляка — ветер
Так и вьется между веток.
Сам шальной, от марта пьян,
Все куражится буян..
ТО неслышно, лапкой кошки
Вас погладит по сережке.
То рванет, стрелою вниз...
Это мартовский каприз!
Стан ваш нежно обоймет,
Ветку к веточке прижмет.
Тихим шепотом коснется
И, смеясь, вдруг унесется.
Ах, как хочется ему,
Вас посватать за весну...
Вам, с печалью глядя вниз,
Не понять его каприз.
А сережки... не беда,
Впереди вас ждет листва.

 

ОТПУСКАЮ В НЕБЕСА

Я отпускаю в небеса
свою любовь?
Нет... свои года.
Разлуки, встречи-
череда...
А жизнь так крохотна-
мала...

Вздохнув устало
и с тоской
укроет небо пеленой
что было...
Незачем со мной
играть в любовь-
остыло...

И ветра свежего
порыв
не в радость.
В душе измученной
горька слеза,
нарыв...
Как долго мне
осталось-
малость....

И трещина в стене
совсем черна
и глубже....
А радоваться как
весне?
знобит, и
в сердце стужа...

В небесье облака
так тяжелы,
впитав в себя
все пажити
судьбы...

 

Я ТЕБЯ УБЕРЕГУ

По тропинке, да по лунной,
Я до звезд коснусь рукой.
От любви к тебе безумной,
Разольюсь в степи рекой...

По карнизам, да по крышам
Вдруг закапаю дождем,
Но не страшно, тише , тише,
Непогоду переждем...

Словно зонт тебя укрою,
Ветром нежным обойму,
Под твоей рукой строкою,
О любви своей пишу...

Запах трав, и свежесть снега
Брошу я к твоим ногам,
И любовь, что соткана из света
Лишь тебе, родной, отдам.

 

БЕССОННИЦА

Бессонницей маюсь, взгляд в потолок,
И мысли-картины сменяют друг друга.
Ночная тоска пробралась в уголок,
И холод в стекло — за окнами вьюга.

Есть время подумать в ночи, тишина,
Сова где-то ухнула, тоже не спится.
Жалейкой печальной поплачет душа,
Что крыльев полет уже больше не снится.

Сны стали короче, когда они есть,
И красок бесцветье, лишь слабенько-серый.
Но, больше ночами, бессонницы сеть
На плечи накинута шалькою белой.

Нырнув под покров одеяла из детства,
Пытаясь хоть как-то приблизить рассвет,
Прошлась я по прошлому, снова невеста,
А рядом жених, кто на множество лет...

Улыбка как бабочка, тихо порхнула,
Душа встрепенулась, но только на миг.
Сомкнулись глаза и я мирно уснула
Под утро, на стеклах солнышка блик...

 

ДНИ ОСЕННИЕ, СЕДЫЕ...

Дни угрюмые настали:
Все разлуки и печали.
Дни седых и хмурых лиц,
Листья снова пали ниц...

Солнце спряталось от стужи,
Холодеют наши души.
Размывает пыль дождями,
Рвется нить, что между нами...

В сад печальный налетели,
Важно сели на качели,
Стаи черных птиц с полей,
Воронья, им здесь сытней.

Город весь в плащи оделся,
А могучий дуб разделся.
Мерзнет гордо, но не гнется,
Не погибнет, обойдется...

Дворники листву сгребают
И в костре ее сжигают.
Жизнь уходит струйкой дыма,
Прожит день, земля остыла...

Гонит ветер со двора
День седой, уже вчера...
Так и годы улетают,
Нас с тобою забывают.

 

НЕ СТАЛИ МЫ БЛИЖЕ

Расстаться, забыться и раствориться
В желто-усталых осенних днях.
Дождями с печалью вдоволь напиться,
И снова грустить в вечерах.

Акриловой шалью брусничного цвета
Усталые плечи покрыв,
Гляжу на огонь, что в камине, согрета,
Но сердце болит как нарыв.

Не стали мы ближе, не стали дороже,
Живем на планетах иных.
Студеные дни и холодное ложе
И нитей как много седых.

Огонь же в камине все пляшет, играет,
Я кутаюсь в шаль в забытье.
Он молод, горяч и, конечно, не знает,
Как трудно порой в темноте.

А вечер устало приблизился к ночи
И, вжавшись клубочком в диван,
Я тихо усну, станет вечер короче,
Огню безответную боль я отдам.

 

О ТЕБЕ...

Я слово дала, я хотела забыть,
Ни слова, ни строчки но, все же...
И в церкви сказали, что надо простить,
Ушедших покой — он дороже.

Сегодня уж пять, как тебя с нами нет,
Ночами во сне не приходишь.
Оставил одних нас на множество лет,
Но души... печалью и болью тревожишь.

Обида терзала и душу рвала,
Что разом решил все, что, сильный.
И в жизни жестокой с детьми, но... одна,
Сильней оказалась я, милый!

Тебя отпустила, обид больше нет,
и в снах ты уж нас не тревожишь.
Но, знаешь... увидеть мне хочется свет,
В котором к нам в гости приходишь.

 

Я СКУЧАЮ, МАМА, ПО ТЕБЕ

Я снова прошу, помоги мне советом,
Как прежде, сядь рядом, в глаза посмотри.
Ладони свои, что теплом так согреты,
С волос непослушных убирать не спеши.

Прижмусь к тебе тихо и мне станет легче,
От нежной и доброй улыбки твоей.
Нам так хорошо, тихо плавятся свечи,
А плачут они по судьбине моей...

Хочу как ребенок, уткнуться в колени,
А ты тихо скажешь: " Родная моя,
Ты в сказку поверь и вернуться олени,
Что песню с собой унесли навсегда".

И пусть говорят, что чудес не бывает,
Дожди и снега засыпают весь след.
Мы верим и тихо ночами мечтаем-
Тепло наших мам бережет нас от бед.

 

СОН ПОД УТРО

Разбудишь меня на рассвете,
Подаришь охапку цветов.
И будет шептать нежный ветер
Мне сказку из сладостных слов.

Что я для тебя словно фея,
Из сказочных звездных миров.
И любишь меня ты лелея,
Забыв, что пришел ты из снов.

А запах цветов опьяняет,
Кавказским и терпким вином.
И шелк лепестков соблазняет,
Остаться в постели вдвоем...

А ветер все также играет,
Незваный и радостный гость.
Душе он моей напевает,
Как счастливо нам бы жилось...

Мечтала я так , просыпаясь,
В постели из шелка одна,
И в небе заря растворялась,
Ну, что ж, на работу пора...

 

ТО НЕ ЧАЙКА КРИЧИТ...

То не чайка кричит над волною,
Улетая печально в рассвет.
Мое сердце страдает тобою,
Надрываясь от тяжести бед.

И поплачет со мною ракита,
Окунаясь в прозрачность воды.
Наше лучшее время забыто,
Мы с тобою в плену у судьбы.

Разметали ветрами все чувства,
Не сложить их в единый узор.
Молча плачет душа — очень грустно,
А во взгляде вопрос и укор.

Нас с тобою терзают сомнения,
Может зря, может, стоило жить...
Как найти нам дорогу прощения,
Цепь измен и обид — все забыть.

 

НЕ ПЕЧАЛЬСЯ, СЕРДЕЧКО...

Не печалься сердечко, не надо,
Ты Его не воротишь назад...
И безмолвной, осенней преградой,
Тот усталый, забытый наш сад.

Сколько минуло лет ожиданий,
Он по-прежнему грустно шумит.
Здесь все те же дорожки свиданий,
И багряный шиповник горит.

Ах, сердечко, ты помнишь, конечно,
Тот безумный и радостный год.
Как все было впервые и нежно,
Нас Любовь уносила в полет...

Трепет чувств, ожидание, волнение,
Поцелуй сладко-горький на вкус.
То объятий порыв, то смятение...
Сад листвою шумел: "Я вернусь..."

И слова: "Я вернусь" рассыпались
Тихим шелестом пОд ноги мне.
Мы в саду повстречались, расстались,
Сказка эта печальна... во сне...

Да, сердечко, года пролетают,
В волосах серебристая прядь.
И душа, и ...деревья страдают,
Что о Нем нам, увы, не узнать.

 

ДУША ДРОЖАЛА

Замерзшей стайкой сизарей,
Душа дрожала, страшно ей.
Разбита лживыми словами,
Раздета грязными руками.
Ее втоптали в пыль и грязь,
Ни Бога, черта, не боясь...
И в Храм души закрылись двери,
Все свечи нежности сгорели.
Темны глазницы витражей,
А в воздухе все злей и злей...
Итог: Души и Храма нет,
Пустует тело много лет.

 

НОЧЬ

Ночь-брюнетка в танце кружит,
Месяц с радостью ей служит.
Звезды в шелк волос вплетает,
И за танцем наблюдает.

А брюнетка в вихре танца,
В свете звезд, протуберанцев,
Все летит и все ворожит,
К нам со страстью пылкой вхожа.

Под вуалью взгляд смешливый,
Ночь, что Ангел шаловливый.

То стрелою Купидона
Вдруг пронзит сердца влюбленных.
То в прострации нирваны,
Унесет в иные страны...

Вот она походкой кошки,
Проливается в окошко...
Щек детей, касаясь лапкой,
Дарит сон им сладкий-сладкий.

И опять стрелою ввысь,
Месяц ей: " Угомонись!"

Наконец движенья тише,
Шелест платья еле слышно.
Где же ночь? пропал и след,
Тихо... Чувственно... Рассвет!

Ночь и месяц, растворяясь,
Где-то вместе наслаждаясь,
Часа своего дождутся,
В звездном танце вновь вернутся.

 

ЗАСТАЛА ВРАСПЛОХ

Мы были знакомы всего лишь неделю,
Но ветры задули, гуляют метели.
Туман заползает к нам в души незвано,
И в дверь постучалась разлука нежданно.

Застала врасплох и душа обомлела,
Забыться, укрыться она захотела.
Беду развести бы руками чужими,
Согреть, обласкать бы руками своими.

До звезд дотянуться, в мечту бы поверить,
Но пролитых слез даже в снах не измерить.
И клин журавлиный курлычет печалью,
И солнца не видно укрытого шалью.

А молнии с громом рвут небо на части,
Не будет у нас, милый друг, уже счастья.
И ты, растворяясь, уходишь в рассветы,
Забыв на дорогу ко мне взять билеты.

Кто в этой разлуке виновен, кто прав,
Нам трудно решить, не судимы мы будем.
Разъехались мы, чемоданы забрав,
Но нашу неделю с тобой не забудем.

 

НЕ НАРУШАЙ ПОКОЙ

Я больше не хочу тебя любить,
Я больше не хочу к тебе спешить.
Мне больше не нужны твои слова,
С обидой справлюсь я сама.

И оправданья не нужны, их не пойму,
Меня окликнешь, я не подойду.
Уйду с рассветом я, уйду в туман,
Пойми. виной всему обман.

И ложь свою оставь ты при себе,
Ко мне не приходи уже во сне.
Я сердце не хочу делить с тобой,
Прошу, не нарушай ты мой покой.

Прошу не приходи, прошу, молю,
Ко мне не приноси печаль свою.
И эхом не зови меня в горах ,
Останусь навсегда в твоих слезах.

 

НАЙДИ, КАК Я...

Взгляни на меня и ты все поймешь,
Такую, как я, наврятли найдешь.
Чтоб молча сносила обиды твои,
Тебе отдавала все силы свои.

Тебя принимала таким, как ты есть,
С улыбкой внимала всю твою лесть.
Глаза закрывала на то, что творишь,
Молчала, когда с другой говоришь.

Чтоб долго стояла в проеме окна,
С волнением в душе ожидая тебя.
Ночами спала в леденящей постели,
Считала минуты, часы и недели.

Встречала тебя с любовью в глазах,
С любовью, рожденную в небесах.
Тебе отдавала всю нежность свою,
Чтоб только услышать: "Тебя я люблю".

Не смог ты слова эти мне подарить,
Тебя отпускаю, не вправе винить.
Желаю найти тебе пО сердцу ту,
Которой шепнешь ты:"Тебя я люблю!"

К которой на крыльях ты будешь лететь,
Ночами и днями в глаза ей смотреть.
Которую ты не оставишь одну,
И каждую будешь встречать с ней весну.

Тогда ты поймешь, как права была я,
Что вместе жить можно, только любя!
Зачем меня мучил, зачем приходил,
И столько напрасно истрачено сил.

 

АЙЗИКУ, МОЕМУ ДРУГУ.

Мой милый пес, моя дворняга.
Я вижу, стар ты и устал.
А был... когда — то, забияка,
И ребятне проходу не давал.
Любил конфеты ты с ладошки,
С тобой гоняли вместе мяч.
Я помню, ты погрыз сапожки,
Как молод был ты и горяч.
На зависть всем — пушистым, белым,
Без родословной брал призы.
В округе был ты самым смелым,
Но стали тяжелы твои шаги.
Ты больше спишь, совсем не лаешь,
Глаза покрылись пеленой.
Почти меня не узнаешь, но знаешь
Хочу подольше быть с тобой.
КорОток век собачий, знаю,
Но мы сроднились навсегда.
И часть с тобою умирает,
С тобой уходят и мои года...

 

ПРИДЕТ ОНА РАЗЛИВАМИ СИРЕНИ

Я знаю, будет все как прежде:
Все тот же май и та же синева.
И встречу я весну в надежде
Цветов черемухи увидеть кружева.

Придет она разливами сирени,
Пьянящим запахом акаций на заре.
И перестанут пустовать качели,
Раскрыв свои объятья детворе.

И старый парк разбудят птицы с юга,
Летевшие под солнцем много дней.
И заворкует горлинка, увидев друга,
И он расправит крылышки пред ней.

И солнце ласковой улыбкой
Наполнит наши души до краев.
И плот любви по глади зыбкой.
Помчится вдаль, не зная берегов.

Вокруг все станет светлым, чистым,
Утонут города в зеленом хрустале.
Спешит к нам май, ребячески игристый,
И я пою разбуженной весне.

 

ОБМАНЫ

Туманы, туманы, туманы.
Разлиты над спящей рекой.
Обманы, повсюду обманы,
Они и в тебе, и со мной.
Обманами лечим мы души,
Наотмашь обманами бьем.
Обманы гуляют по суше,
Обманные слезы мы льем.
Пропитаны все этим словом,
Льстецы, подхалимы, глупцы.
Не выжечь железом каленым,
На плаху идут храбрецы.
Закиньте обманы в туманы,
И спрячет от нас их река.
И пусть растворятся обманы,
Ведь сила воды велика...

 

***

Устало опущены плечи,
Угрюмая складка на лбу,
Нас время не лечит — калечит,
Свою не найти нам звезду.

Живем, растворяясь ночами,
Чтоб утром воскреснуть опять,
И греем мы души свечами,
Пытаясь друг друга понять.

Пытаемся мир переделать,
И старую вещь наизнанку одеть,
Устали — и что же нам делать,
Как правде в глаза посмотреть.

И как нам пройти по дороге,
И чтобы в кювет не упасть,
И грязью не выпачкать ноги,
Как наша премудрая власть.

И детских домов бы не стало,
И БЕСПРИЗОРНЫХ ВОКРУГ,
Больно. Смотреть я устала,
Петлею сжимается круг...

 

ПЫТАЕМСЯ

Не вычистить нам души
за столько, столько лет,
Закрыты наши уши,
глаза не видят бед...

Мы латами прикрылись,
Боимся взгляд поднять,
И в пошлости забылись,
Но честь в нас не отнять!

И есть еще такие,
Кто сил не пожалев,
Творя дела людские,
Сражаются как лев.

Их души на распятье,
Их вороны клюют,
Но вновь, как в час ненастья,
Их в бой сердца зовут.

А что же наши души?
И как нам их отмыть?
А выползаем мы на сушу,
Пытаемся глаза открыть...

Пытаемся проснуться,
От спячки стольких лет.
Чтоб правдой захлебнуться,
И чтоб увидеть свет.

Чтоб пелена слетела,
Мы правдой греем плоть.
Чтоб вновь душа горела,
Неслась по венам кровь...

 

Я С КОЛЕН ПОДЫМАЮСЬ

Жизнь бросала в лицо мне невзгоды,
Била о земь, пытаясь прижать,
Но весной появляются всходы.
Я с колен подымаюсь опять.
Даже скинуть с обрыва пыталась,
Глядя вслед ускользающим дням,
Я же, выжив, за корни цепляясь,
Вновь веду счет счастливым годам.
Не сломить ей меня, как тростинку,
Я, крепчая, смеюсь ей в лицо.
Только лишнюю вижу морщинку,
Но, плохое, хорошее — все мое.
Не отдам ей судьбу на распятье,
Мне она уготована свыше была.
Знаешь, Жизнь, не боюсь я заклятий,
Я была, есть и . буду всегда.

 

ПОМЕНЯЮ ЦВЕТА

Я развешу цветы на все двери,
В запах леса свечу окуну.
И отступят на время метели,
В долг весну у зимы попрошу.

Белый цвет я закрашу зеленым,
Заворкуют в лугах сизари.
Подарю я луну всем влюбленным,
Пусть горят их сердца-снегири.

Семицветную я перекину,
От сердечка ее до него.
Отогрею дыханьем рябину,
И поставлю на свадьбу вино.

В яблонь цвЕта весну я одену,
В косы, ленту зари заплету.
И разрушу морозную стену,
Серебро до поры сберегу..

А пока у печи я под шалью,
В мягком кресле, свеча на столе.
И о встрече с весной я мечтаю,
В лютый холод в уютном тепле.

 

ЛЮБОВЬ

Морем ласкана,
Ветром венчана,
Почему любовь так изменчива?
Крылья по небу,
Жалом по сердцу,
А любовь назад и не просится.
У нее шипы,
Сожжены мосты,
Вслед за ней бегу — подожди!
Подожди, прошу,
Без тебя тону,
Но ушла любовь в тишину.
Растоптав мечту,
Погасив звезду,
Ты с любовью ушел по утру.
Небо слезы льет-
Дождь стеной идет,
Но назад любовь не вернет.

 

ГОРЕ-ГОРЮШКО

Эта складочка на лбу — горе-горюшко,
В уголках зеленых глаз лучи-лучики.
Расписалась на лице доля-долюшка,
И от счастья спрятала ключи-ключики.

Ах, в печали мается душа-душенька,
Серебрятся по щекам слезы-слезоньки.
И печалью по сердцу грусть-подруженька,
Вы не плачьте надо мной две березоньки.

На душе моей больной, друг-соловушка,
Твой бальзам из свежих трав, песня-песенка.
Исцелись от страшных дум голова-головушка,
К солнцу светлою мечтой тропка-лесенка.

Ты стара, не для меня, доля-долюшка,
Губки, словно ягоды, краше красного.
Босиком и с ветром я в поле-полюшке,
А печаль, тоска со складочкой — все напрасное.

 

НЕ КРЕЩЕНАЯ

Не войти мне в храм со свечою,
Тяжелы шаги к алтарю.
И не смою я грех слезою-
Некрещеной еще живу.

Где иконы глядят с укором,
Золоченый оклад слепит.
Я стою за церковным забором,
И под сердцем чуть-чуть саднит.

Разменяла года я впустую,
Все живу как лист на ветру.
Каждый миг и секунду, рискуя,
Боже, свою жизнь не тебе отдаю.

Уж колени горят от желания,
Преклониться, Господь, пред Тобой.
Некрещеная, тщетны старания,
Трудно справиться мне с собой.

Но однажды, устав душою,
И шагнув из вчера в купель,
Все грехи крещением смою,
И услышу заветное: "Верь!.."

 

***

Жизнь хрупка и осколки калейдоскопа
Собирают в мозаику дни и года.
И уходят иные в пространство до срока,
Но Любовь остается в сердцах навсегда.

Осторожно ступая по краю Вселенной,
Не боясь оступиться в иные миры,
Жизнь скользит по телам нашим бренным,
Освещая дорогу бессмертной Любви.

 

ТЫ УШЕЛ

Ты ушел, и я солнцу не рада,
И в руках моих шелк как сукно.
Жаль, и больше, конечно, не надо,
Мне расписывать жизни моей полотно.

Кисти брошены, холст не дописан,
Красок нет, все, сплошная гризайль.
Что ж, к другой на прием ты записан,
Тихо капают слезы...хрусталь...

Боль, палитра судьбы— все смешалось,
Превратив все цвета разом в ночь.
НО одна, цвета крови, осталась,
Боль, которою не пре-воз-мочь.

И сажусь я устало к мольберту,
Задыхаясь, поникнув, любя...
И веду, по гризайли, по верху,
Красной лентой: " люблю я тебя".

 

ДОМОЙ

Все, устала, я еду домой,
И не радует больше прибой.
Песчинки, что дарят тепло...
Возвращаюсь, где детство прошло.

Здесь уютней быть может, теплей,
Но не слышу я здесь журавлей,
Клин усталый, что тянет на юг...
Здесь не слышу я смеха подруг.

Да, прекрасен, силен океан,
Но Иссык.никому не отдам!
Красоту азиатских Джайлоо,
Все в крови у меня, все мое!

Здесь... пустует душа, как во тьме,
По березке скучаю, ее бересте.
По степям, что в ковыльном поклоне,
По снежинкам в ажурном капроне.

Край родной, лечу я к тебе,
Ты повсюду со мной, ты во сне.
Знаю, тоже скучаешь и ждешь,
И на встречу со мной ты придешь.

 

КОЛЫБЕЛЬНАЯ ДОЧЕНЬКЕ

Спи малышка моя, усни,
Подарю тебе сладкие сны.
Будут пахнуть они мармеладом,
Леденцами и шоколадом.

Спи родная моя, усни,
Подарю тебе яркие сны,
В них лошадки зеленого цвета.
А на солнце пижама надета.

Спи принцесса моя, усни.
Спи родная моя, до зари.
пусть луна заглянет в окошко,
и тебя приласкает немножко.

Спи ромашка моя усни,
Для тебя зажгу три звезды.
Та, что ярче — она твоя,
Для тебя она навсегда!

Две другие, то я и папа,
Ты наш свет, ты наша отрада!

Спи дочурка моя, усни,
Вижу, сняться уже тебе сны.
И ручонка твоя с игрушкой,
Тихо спит на твоей подушке.

Что-то шепчет упрямый ротик,
А в ногах калачиком котик.
Непослушный на лбу завиток,
Спи родная, мой нежный росток..

 

ПЕРВЫЙ КЛАСС

Расступись скорей народ,
В первый класс мой внук идет!
Все с иголочки, новье,
Не сравнится с ним никто.
Внук давно читает книжки,
Повзрослел уже мальчишка.
Взгляд серьезен, губки сжаты,
"Мне не нужен провожатый!"
Только к школе подошли,
Вдруг слезинки — раз, два, три...
"Ба, скажи, я что, большой?"
"Да, конечно, мой родной!"
Первоклассник вытер слезы,
Посмотрел на нас серьезно.
"Не волнуйтесь, все в порядке,
Запишу я все в тетрадки.
Ведь иду учиться я,
А не вы, моя родня..."
В дверь открытую вошел,
Год учебный к нАм пришел.
Что сказать, мы улыбнулись,
Тихо, молча развернулись,
Жизни маятник качнулся,
Первый класс к нам всем вернулся...

 

МУРКА

Села Мурка на окошко,
Отдохнуть решила кошка.
Глазки медленно закрыла,
Чтобы солнце не слепило.
Хвостиком прикрыла лапки,
И зевнула сладко, сладко...
Только, знАете— она не спит,
И за всем вокруг следит.
Ведь у нашей белой Мурки
Каждый шорох слышат ушки.
Так что, мышка, не спеши,
В темной норке посиди...

 

ДВЕ КАЛОШИ

Жили-были две калоши,
Правая и левая.
Одна, добрая была,
А другая— смелая.
Часто ссорились они-
Что всего ценнее?
И решить все не могли,
Кто из них важнее.
Все же, под дождем ходили
И по лужам— вместе,
Но однажды, их забыли
В незнакомом месте.
А увязли те калоши
В огороде, у плетня.
Может им помогут, все же,
Взрослые и ребятня?
Но про них,увы, забыли,
В доме свете погас,все спят.
Двери, окна— все закрыли,
Лишь калоши две не спят.
Правая сестре сказала:
"Смелость где твоя, скажи.
Я тебя такой не знала,
Ну-ка, смелость покажи."
Левая вздохнула тихо,
Заблестела от луны...
"Страшно мне— она сказала,
Ты пойми меня, пойми..."
Так, прижавшись, до рассвета,
Тихо спали у плетня
Две калоши, их секрета
Не узнает детвора.
Их нашел к обеду только,
Старый пес,дворняга Джей.
Стал он лаять звонко-звонко,
"Заберите их скорей!"
С той поры калоши в дружбе.
Также вместе, но без ссор.
А важны, конечно, обе,
И решился давний спор.

 

МАМА ЗАБОЛЕЛА

В доме тихо, почему,
И звонят зачем врачу?
Мамы нет с утра на кухне,
Не шуми, ногой не стукни...
Грустный папа ждет врача,
Значит, в дом пришла беда.

К нам простуда залетела -
Наша МАМА заболела!
Кашель— дедушка седой,
Все трясет здесь бородой.
А старушечка температура,
Очень вредная натура,
То подпрыгнет быстро вверх,
То, ее как-будто нет...

Но усатый дядя-врач,
Так сказал:" Малыш, не плач!
Маме быстро легче станет,
Если сын ее кровать заправит.
Сам игрушки приберет,
Чай себе он сам нальет.
Нет нужды дверями хлопать.
И по комнатам— не топать!"

Маме сделал врач укол,
Дал лекарства и ушел.
Папа дверь закрыл тихонько,
Подтолкнул меня легонько.
"Что, дружок, давай начнем,
и порядок наведем.
Ведь у нас работы много,
Мама пусть поспит немного."

 

СКАЗКА О РЫЦАРЕ, О ЕГО ПОДВИГЕ И О МАЛЕНЬКОМ ЭЛЬФЕ

                                     Однажды, когда-то, на древней земле,
                                     Был город прекрасный, стоял на воде.
                                     Вокруг пели птицы, и цвел розмарин,
                                     И людям казалось, такой он один.
Плакучие ивы спускались к воде,
Где рыбки плескались, резвясь в серебре.
И синий павлин, как вельможа надменный,
Ступал не спеша: очень важно, степенно.
                                     Там сад был роскошный, играли свирели,
                                     И дни проходили, летели недели.
                                     Тем городом рыцарь правил бесстрашный,
                                     И статен он был, и хорош, и отважен.
Все в городе этом счастливыми были,
Пурпурные платья, как в праздник, носили.
И аисты строили гнезда на крышах,
Веселый смех детский повсюду был слышен.
                                     Так жил здесь народ и не знал он тревоги,
                                     За что на Олимпе прогневались боги?
                                     Направили диких и злых печенегов,
                                     Чтоб город разрушен от их был набегов.
Решили, набег этот будет внезапный,
Не знали они, что тот рыцарь бесстрашный
Всегда начеку был, в дозоре стоял,
О скрытой угрозе он быстро узнал.
                                     Он очень любил свой народ драгоценный,
                                     Для защиты имел он дружину военных,
                                     В любую погоду: и в холод, и в зной,
                                     Несли они службу, охраняли покой...
Вот, трубы трубят, рыцарь сбор собирает,
Народ испугался, ведь он же не знает,
Какая угроза нависла над ними,
Что вскоре захвачен он будет чужими.
                                     Собрались все люди, на площадь пришли,
                                     Младенцев с собою мамаши несли.
                                     Вельможа и булочник, граф и крестьянин
                                     Молчали и ждали, что рыцарь им скажет.
Все ждали, что скажет их рыцарь-правитель,
И как защитит он, сей город-обитель.
Здесь воздух звенит, как звенит тетива,
И бьется о берег бродяга-волна...
                                     Страж ветер затих, затаились все птицы,
                                     А там, далеко, засверкали зарницы.
                                     Беснуются волны. Надвигается шторм,
                                     Ох, трудно представить, что будет потом...
Все ждут. Двери замка бесшумно открылись,
Старец и рыцарь на крыльце появились.
Старец белый как лунь, держит посох в руке,
ОН слЕпит глаза, будто весь в серебре.
                                     Рыцарь строг, на лице тень печали.
                                     "Вот что, люди мои, мы сегодня узнали!?
                                     Дикари — печенеги мчатся страшной ордой,
                                     Сжечь хотят нас, порушить покой!
Дорогие мои! Город наш чужеземцам не взять!
И за город мы выведем славную рать.
Будем стойко его защищать мы собой,
Я уверен, мы справимся с этой бедой!"
                                     И рыцарь закончил, кивнул головой
                                     Туда, где стоял в белом старец седой.
                                     Мгновенно тот к небу руки вознес
                                     И громко, отчетливо, вдруг произнес:
"Беда посетила сей город прекрасный,
Идет к нам волчище и ворог опасный.
Всем трудно придется, я вас понимаю,
Но выстоим мы — это твердо я знаю!!!
                                     За жизни свои мы сражаться идем,
                                     Быть может, в бою и смерть мы найдем.
                                     НО лучше погибнуть и с жизнью расстаться,
                                     Чем у злых печенегов в плену оказаться".
Тут шепот волнения в толпе пробежал.
Ведь раньше набегов тот город не знал.
И как с этим ворогом надо сражаться,
А вдруг всем придется в плену оказаться.
                                     Вот тучи спустились над городом низко,
                                     Злой звук канонад уже слышен был близко.
                                     А волны могучие бьются по стенам,
                                     И страх от угрозы уж мчится по венам.

                                     Те полчища двигались шумной ордой,
                                     В полях и лесах нарушали покой.
                                     Деревья сжигая, костры разводя,
                                     А в реках лишь слезы, и где берега?..
И были жестоки непрошены гости,
Страдали деревни, поселки, погосты.
От горя и дыма стонала земля,
Стонал и народ, о пощаде моля...
                                     Но в городе том работа кипит.
                                     Без дела никто, даже зверь, не сидит.
                                     Там в кузнецах пламя — мечи да булавы,
                                     От ветра, что в море, шумит и дубрава.
Слышен звон наковален и запах смолы
И стоят всюду бочки кипящей воды.
Все готовятся к бою — и старец, и млад...
На воротах и башнях часовые стоят.
                                     А вдали горизонт пылает огнем,
                                     Тучи небо покрыли,
                                     Cолнца нет даже днем...
Но вдруг наступила внезапная тишь,
Все смолкло вокруг, не пищит даже мышь.
Природа умолкла и волны молчат.
У женщин испуг, попрятали малых ребят.
                                     "Эй, там, за бойницами, мы уже здесь!
                                     Хотим, чтобы сдали вы город свой весь!
                                     Не тронем мы женщин, они нам нужны-
                                     Они для продления рода важны!
Богатство свое вы и так отдадите.
Все же погибнуть в костре не хотите?
Напрасно стараетесь нас победить,
Привыкли мы с детства в набеги ходить".
                                     Толмач вдруг закашлял, его голос затих
                                     И город услышал азиатский мотив.  
                                     Заржали вдруг кони и стрелы запели,
                                     На город тот славный они полетели.
Но город готов, все рассчитано точно-
На бойницах бочки расставлены ночью.
В них смолы горящие, в них кипяток,
Не просто орде будет взять городок.
                                     А где-то за городом, в чаще лесной,
                                     Живет чудо-эльф и он небольшой.
                                     Он носит кафтанчик и шляпку с пером,
                                     При нем сундучок с нехитрым добром.
Живет он один, его братья и сестры
Давно покинули славный тот остров.
Плывут они в гавань, оттуда в края,
Откуда возврата им нет никогда!
                                     А маленький эльф. он решил здесь остаться.
                                     Он любит свой лес и, надо признаться,
                                     Что где бы он в жизни своей не бывал,
                                     Но лучшего края нигде не видал.
Здесь знают его и лисицы, и зайцы.
Здесь дружба царит — никого не пугаются.
У Эльфа есть домик и поле цветов,
Не знает тот эльф о коварстве врагов.
                                     На этот раз утро окрашено мглой,
                                     Деревья тревожно поникли листвой.
                                     Ни пенья, ни щебета малых птенцов,
                                     Лишь пыль на дорогах усталых гонцов.
Тревогой забилось у эльфа сердечко,
Вдруг, скрипнуло тихо у дома крылечко.
И тут на пороге мальчонка босой,
Глаза были пОлны слезой и бедой...
                                     Навзрыд рассказал, что случилась беда,
                                     На город напали отряды врага.
                                     Не выстоит город, нужна им подмога,
                                     Но всюду засада, перекрыта дорога...
Подмога, быть может ,под вечер придет,
Но как он продержится, тот городок?
Слышны уже крики и стон тетивы,
Смешались они с диким ревом волны.
                                     Отважно сражается мирный народ,
                                     В надежде, что скоро подмога придет.
                                     У злых печенегов редеют ряды...
                                     Но город горит, не хватает воды.
Оставив мальчонку и дверь подперев,
Наш эльф сильным голосом и нараспев,
О страшной беде возвестил всем собратьям,
Что надо в той битве принять всем участье.
                                     Ведь если те полчища город возьмут,
                                     То чащу, любимую, тоже сожгут.
                                     Привыкли они только грабить и жечь,
                                     Деревья погибнут и птицам не спеть....
И чаща проснулась от страшного гнева,
Проснулась природа — лесов королева.
Раздался тут рев разъяренных медведей,
Какого не слышали много столетий.
                                     И рядом стояли олени и волки,
                                     Сегодня нет страха к орлу перепелки.
                                     Все звери собрались и птицы слетелись,
                                     И ветры, что с севера, рассвирепели...
Над городом зарево, дым и огонь,
Со стен еще льется черная смоль.
И воины с раной от ятагана
Лежат на земле, а она — все стонала... 
                                     Держитесь, держитесь... уж помощь близка,
                                     Отряды зверей и шальные ветра,
                                     Прогонят непрошеных, злых печенегов,
                                     Не будет здесь больше внезапных набегов.
Отважно сражается рыцарь бесстрашный,
Но ворог коварный, он злой и опасный,
Вот глаз он прищурил, запела стрела
И в рыцаря с силой попала она....
                                     И сил не осталось в руке, что с мечом,
                                     Стрела оказалась сейчас палачом...
                                     Успел он подумать, что с городом будет,
                                     Неужели орда всех, вот так вот погубит ?...
Стало тихо, он больше уже не услышит, 
Как печально вернется аист на крышу...
Лишь минуту хозяин стрелы ликовал,
Под ударом медведя он наземь упал.
                                     Опоздала немного, но все же пришла,
                                     Та подмога, что крошит врага.  
                                     Все смешалось — и вопли, и стоны.
                                     Вой волков и ревущие волны...
Ветры кружат и наземь бросают,
Всю орду, что пощады не знает.
Побросали от страха колчаны и кинжалы,
Побросали коней и в степь убежали.
                                     А на башнях народ в изумленье стоял,
                                     Вот так войско, такого никто не видал.
                                     Мирно ходят олени и волки,
                                     На спине у орла сидят перепелки...
Ветры быстро развеяли дым,
Стало небо опять голубым.
Много слез, но и радость в глазах,
Ветры в море гуляют на всех парусах.
                                     Мирный город восстал из руин,
                                     Вновь цветет там жасмин, розмарин.
                                     К берегу вновь пристают корабли,
                                     И повсюду корзины, цветы и цветы.
Площадь в городе том и на ней
Очень много цветов и свечей.
Есть там памятник , в центре, большой,
Это — рыцарь, совсем молодой... 
                                     На руке у него орел с перепелкой,
                                     У подножья из камня медведи и волки.
                                     Все, кто город собой защищал,
                                     И за мирный народ свои жизни отдал.
Но лишь ночь опускает на город шатер,
Рыцарь с войском выходит в дозор.
Он всегда на посту, защищая народ,
Незамеченным ворог теперь не пройдет.

Это было давно,
Много рек утекло.
И деревья там стали и шире, и выше...
Но есть чаща одна,
Ее роль велика,
Эльф живет там под розовой крышей.

 

ВСЕ УХОДИТ, И ЛЮБОВЬ...

Руки в небо, взгляд на восток,
Я одинока и ты одинок.
Нас не венчают звезды в ночи,
Больно, от боли сердце кричит.
Дни пролетают, их не вернуть,
Время и память отправились в путь.
Лодка надежды уходит в туман,
Счастья не видно, всюду обман.
Нас одиночество кроет снегами,
Души избиты косыми дождями.
Нам не согреться, костры догорают,
Чуда как в сказке, увы, не бывает.
Да, я смирилась, тебя потеряла.
Большей потери я раньше не знала,
Руки сплетаются в муках разлук.
Мне не увидеть тебя, милый друг.

 

***

Напрасно страдаю, напрасно кричу,
Живу в замороженном виде.
Я вырваться, слышишь, на волю хочу,
Отпусти золоченые нити.
Мне крылья даны, я хочу улететь,
Туда, где нет боли и страха.
И буду на всех с небосвода глядеть
Из крахмального белого праха...
Но ты же не слышишь, ты же молчишь,
И сердце твое не растопишь.
Кому то люблю по ночам говоришь,
Меня же ты вспомнить не хочешь.
А я в своей памяти, словно в плену,
И время опутало душу.
Тебя позабыть я никак не могу,
И тяжесть с души я не сброшу.
Любовь моя, что ж, она как дитя,
Все плачет ее не унять.
И время уносит листву теребя,
И все же ему меня не понять...

 

***

Иду к тебе тринадцать долгих лет!!
Прости, что причинил я столько бед!
Не знаю, ждешь ли нет, но я иду,
Чтоб встретить ту, кого люблю одну.
Я верю ждешь ты несмотря на непогоду
Иду припасть к тебе и твоему порогу.
Несу букет цветов, что ты любила,
Ромашек белизну, я знаю, не забыла!
Душой тебе я посылал их эти годы.
Чтоб ты смогла преодолеть невзгоды.
Иду к тебе я... год за годом,
Жизнь отдана на растерзание дорогам.
Ветра, ночами шепчут мне " беги.
Любовь, что потерял – найди, найди!.."

 

***

Счастье мое, родная,
Трудно мне жить без тебя,
Нечем дышать не любя
Знаю, ты знаешь сама.

Я, дорогая, страдаю...
Дороги с тобой разошлись,
Я без тебя умираю...
Птицы любви унеслись.

Осень печально заплачет,
С ветром прольются дожди...
Соседи, уже не судачат,
Меня у ворот ты не жди.

Я буду теперь твоей тенью,
Печально ступая в твой след...
Укутаю плечи метелью,
Тебя сберегу от всех бед...

 

***

Небо расколото ливнем дождя
И громом забиты все двери.
Меня не найдешь, не жди ты меня,
Пустуют в саду все качели.
Разбросаны листья, они не нужны,
Нам душу они не согреют.
Слова, что слетели, уже не важны,
Засыпят зимой их метели.
Лишь окна домов, что пустуют ночами,
Будут долго молчать в темноте,
И душа заболит, разорвавшись годами,
От тоски замолчав, как в петле...

 

***

Город спит, не спят дожди...
Не приду к тебе, не жди.
Не приду во сне, с зарею,
Буду я твоим молчанием,
Буду я твоей бедою.

Утром снова солнце встанет,
Но лучи не греют, ранят
Сердце, что совсем не любит,
Что застыло и болит,
И, конечно, не горит.

Воздуха нет, дышать уже нечем,
От тяжести сгорбились плечи.
Расправить бы крылья,
их нет у тебя,
Обрезал ты их сгоряча...
Как ты живешь не любя?!

Не слышен крик, он канул в ночи,
И вороны беду пророчат...
Ты все решил, к чему же муки,
Незачем больше заламывать руки.
Больше к тебе не приду никогда,
Об этом расскажут тебе провода

 

И СНОВА ОБМАН

И снова обман, и душа меж тисков,
Каленым железом клеймили жестоко.
И пыль на душе от засохших цветов,
И ветер так холод, хоть дует с востока.
Знобит, душу больше ничем не согреть,
Замерзло дыханье, простуда и холод.
И пламенем больше уже не гореть.
Все мерзнет вокруг, и дороги, и город.
Вороны летят с опустевших полей,
Их крик, словно меч, рассекает туманы.
А душенька молча стоит у дверей,
Туда не войти там ложь и обманы.
Душа — горемыка, где сила твоя?
Где огонь, что пылает неистовым жаром.
Любовь не поселится в ней н и к о г д а,
Пронзили ее азиатским кинжалом.

 

СЕРДЦЕ

Заштопали сердце ржавой иглой,
Сказали: "Живи, зарубцуется быстро"
Не знали врачи, что живу я тобой,
Что буду болеть я и чахнуть неслышно.
Прикрою я сердце теплой рукой,
Дыханьем согрею замерзшие вены.
Но раны сочатся — убита тобой,
И плачут на море ночные Сирены.
Я вырвала сердце — оно на ладони,
Сквозь пальцы струится алая кровь.
И швы не помогут, в них, сердце в неволе,
От счастья забиться не сможет уж вновь.
Так страшно смотреть, как последние ритмы
Пытаются сердце заставить дышать.
Но ржа разъедает и лезвием бритвы
Я швы разрезаю и кровь не сдержать.
Забьется в конвульсиях сердце и стихнет,
Умрет на ладони, а с ним умру я.
Душа, что без сердца, шепотом крикнет:
"Зачем так со мной. люблю я тебя.."

 

***

Ах, жизнь моя, ты, словно нить,
Неровно спрядена старушкой.
То хорошо, то плохо жить,
Путь вьется пыльною дорожкой.
И мы спешим колючкой обдираясь,
Боясь, что не успеем в небеса.
Друг друга догоняя, озираясь,
Забыв, что есть на свете чудеса!
Забыли мы о сказках, небылицах,
Что в детстве бабушки читали нараспев.
Торопимся, угрюмы стали лица,
И дорог нам лишь денежный успех!
Оставили мы позади и озорство, и радость,
И блеск в глазах, и детские мечты.
И наш обоз проблем не в тягость,
ТащИм его и грузим по пути.
Хочу отстать от всех и оглянуться,
Увидеть то, чему не повториться никогда.
Куда нельзя уже никак вернуться,
Что потеряли мы, к несчастью, навсегда!
Увы... я снова продолжаю бег,
Ищу все ту, заросшую колючкой тропку.
В обоз кидая сотни новых бед,
Как волны в шторм кидает лодку

 

ТЫ ДОРОГА МНЕ

Люблю тебя , моя прекрасная Земля!
Твои бескрайние пшеничные поля,
Твои заснеженные голубые горы,
В тумане синем русские просторы!
Люблю озера , реки , ручейки,
До сердца проникающие родники.
С высот небес спадающие водопады,
И айсбергов хрустальные громады.
Мне по сердцу величие твоих морей,
Ковыль Казахских и Донских степей.
Я без ума от запаха ромашковых лугов,
И от огней больших и шумных городов.
О, океан , ты мощь моей Земли,
Я признаюсь тебе в своей любви .
Девятый вал, коралловые рифы,
Какие о тебе слагались мифы!?
Душа летит в пустыни и саваны,
Где золотые львы зализывают раны.
Где я в мечтах своих задумчиво брожу,
И запахом Земли моей дышу...
Пусть льется дождь, кружится снег,
И жизнь моя не замедляет бег.
Душа моя всегда с тобой, Земля,
И сердцу моему ты дорога всегда!

 

***

Свечи оплыли и звезды погасли,
Мрак опустился, кромешная тьма.
Ты остаешься одна в час ненастья,
Окна зашторены, ночь голодна..
Медленно падает тьмы покрывало,
Некому больше его удержать...
Больно одной быть, сейчас ты узнала,
Как тяжело без любви. И мечтать
больше не стоит, остались лишь грезы,
Да фотоснимки на полках в пыли.
Капают медленно горькие слезы,
Слезы потерянной, поздней любви...

 

БЕЗ ТЕБЯ

Без тебя дни проходят уныло,
Словно серая мрачная мгла...
И то, что раньше с нами было,
Ушло так скоро в никуда..
Печаль моя всегда со мною,
Она -мое второе я...
Жестоко я наказана судьбою
Прости, не сберегла тебя...
Любила безоглядно , страстно,
Жила все дни одним тобой...
И в жизни было все прекрасно,
Но... пришла любовь с бедой...
Она пришла так скоро и внезапно
Не подготовив и застав врасплох.
Увы... дороги уже нет обрано.
Вокруг репей , чертополох...
Не стало солнца, только тучи,
Летят, летят, гонимые бедой,
И ветер развевает наши души,
Всех нас , наказанных судьбой...
Как хочется развеять эту серость
Печали, горечи, тоски...
Отдать тебе свою всю нежность,
Пока не в серебре виски...

 

КУСОЧЕК ПАМЯТИ

Память все гложет и гложет
Душу мою как червяк,
Вылечить сердце не сможет
В море возникший маяк.
Словно букет из ромашек
Горечь, обида, обман...
Слов и признания наших,
Бросили все в котлован.
Руки бессильно упали,
Словно сережки с берез.
Губы уж больше не знали
Ласки, нет сладостных грез...
Сердце уж больше не бьется
От ожидания встреч...
Змейкой серебряной вьется,
Сладкий обман — ваша речь...
Вас осуждать я не вправе,
Лишь об одном я прошу-
Свечи зажгите вы в храме,
После того, как умру.

 

Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, СЛЫШИШЬ

Я люблю тебя, слышишь, любимый,
Несмотря на измену твою.
Для меня ты по прежнему милый,
Я надеюсь... я верю... и жду...

Что однажды, откроются двери,
На пороге появишься ты.
И пойму, что ушли все метели,
Снова счастье мое— это ты...

Ты протянешь ко мне свои руки,
Скажешь: "Здравствуй родная, прости!
Столько я причинил тебе муки,
Не могу без тебя, ты пойми!"

Ты обнимешь меня крепко -крепко,
В поцелуе сомкнутся уста .
Стану я, как весенняя ветка,
Снова счастлива, и молода!

А пока, я кричу тебе: " Слышишь?
Что люблю, без тебя не могу.
Что любовь моя выше и выше...
Я надеюсь... я верю... и жду!"

 

ПОСЛЕДНЯЯ ВСТРЕЧА

Скоро как год тебя я не вижу,
Осень подходит и зимняя стужа.
Листья желтеют над стылой землей,
Дождь барабанит по крышам стеной.
Но для меня — это лучшее время,
Может быть скину я с плеч своих бремя.
Тягость забот и проблем нерешенных,
Маску печали, тоски обнаженных...

Так неожиданно мы повстречались,
В парке снежинки на ветках венчались.
Шел ты на встречу, тебя не узнала,
Думала: "Ты", стояла, гадала.
И ты был рад, и я, как — будто рада,
За длительное ожидание, награда.
Снова увидеть, рядышком быть,
Ложные слова, обиды— все забыть...
Твой взгляд горел, он звал, манил.
Был для меня в тот миг лишь ты один.
Вино вскружило голову тебе и мне,
Тела пылали как в неистовом огне...
Минуты сладости вмиг пролетели,
И свечи нашей встречи догорели.
А ты... куда — то вдруг заторопился,
За то, что было с нами , извинился.
Зачем возник ты снова на пути,
Зачем объятья, от которых не уйти.
Вновь одиночество больное, ожиданье,
Что вдруг нам выпадет свидание...
А снег идет и ты уходишь от меня,
С поникшей головой, сутулится спина...
Слеза катИтся — вот бы ты вернулся,
Но ты ушел, ни раз не оглянулся.
Как ветер бьет в стекло дождливою порой
И лес шумит прощальною листвой,
Так и слова твои стучат в висках:
"Любимая, найду тебя в любых краях!"
Проходит год с прощальной этой встречи,
А время — доктор душу мне не лечит,
Любовь жестока, отпустить не хочет,
И мысли сердце, душу точат, точат.
Ах осень, златокудрая подружка,
Дай мне надежды малую краюшку,
Что будет встреча, вновь я все забуду,
Его увижу и любимая вновь буду.
Затем, пусть дождь на землю ливнем,
И в эту осень будет самым сильным.
Вслед за дождем пусть выпадут снега,
И пусть мой грех покроют навсегда...

 

ЯГОДЫ МАЛИНЫ

Лунным светом озарен небосвод,
Звезд голубых хрустальный полет.
Темнота отступила и в угол забилась,
Жалкой усмешкой лицо исказилось.
Видно придется ей там ночевать,
Робость и страх чернотой пеленать.
Мне ночью сегодня она не страшна,
Лунный свет так велик, что иголка видна.
Полушалком я вязаным плечи покрою,
Тихонько, без скрипа калитку открою.
Побегу без оглядки я ветром гонима,
Туда где от сладости гнется малина...
Буду нежно я ягоды эти срывать,
Заговаривать буду я их и гадать...
Исполненье желаний для меня эта ночь,
Страх и робость в себе превозмочь.
Белолика луна помоги мне в пути,
Спокойно до дома меня доведи.
Пусть сила нечистая обойдет стороной,
Освети меня пылью своей золотой.
Для меня эти ягоды, как талисман,
Что хранит от песков в пути караван.
И хранить я их буду нежно, любя,
Верю, ягоды эти вернут мне тебя.

 

ХРУСТАЛЬНЫЙ ЗВОН РАЗБИТОГО БОКАЛА

Хрустальный звон разбитого бокала
Напомнил мне тот вечер и тебя.
И лживые слова обмана...
Казалось, мрак окутал навсегда.
Я помню все — вино, конфеты, свечи,
Зашторены все окна, тень от нас.
Вдвоем мы были в этот вечер,
Но жар любви... в душе погас.
Моей любви для нас уже так мало
Ты скучен стал и груб со мной
На стол поставил два бокала,
Чтоб выпить вместе и... домой.
Напрасно я тебя пыталась удержать,
И с нежностью в глаза твои смотрела,
Ты мне сказал, нам надо переждать,
Влюбить в себя тебя я не сумела...
Вино ты выпил, свечи погасил,
Бокал небрежно ты смахнул рукою.
На край кушетки села я без сил,
"Бокал разбит к разлуке мне с тобою".
Осколки счастья тихо собрала я,
Сложила пирамидкой на столе.
Винить и упрекать тебя не стала,
Решив, все выяснить в письме.
Расстались молча, не сказав ни слова,
Так легче— душу незачем травить.
Лишь ветер бил в стекло и, снова, снова,
Я вспоминаю то, что не могу забыть.

 

***

Когда души уходят и где — то блуждают
И с сердцем расстаться им трудно порой,
Бездушные люди об этом не знают,
А души их мерзнут, как в стужу зимой.
Косые дожди их смывают с дороги,
И бьют их наотмашь в раздетую грудь.
Те души напрасно оббивают пороги,
Никто не пускает их в дом отдохнуть.
Они молчаливы, угрюмы, болеют...
Стараясь, хоть как-то, себя поддержать,
Разводят костры, согреваясь стареют
И возможности нет от беды убежать.
Вот время приходит и смерть их находит
И в страшной гримасе глядит им во след.
В безмолвную даль наши души уходят...
И люди пусты, коль души у них нет.

 

МВВ...

Как мне хочется стать голубкой
И взлететь в голубы небеса,
Может стать мне лесной незабудкой,
Чтобы пахнуть, цвести для тебя.
Можно стать и кленовым листочком
Тихо в руки твои опуститься,
А быть может стать мне веночком
Для тебя в реке утопиться?!
Я, наверное, стану тропинкой,
Что плутает и вьется в лесу.
Превращусь для тебя я былинкой,
Буду гнуться от ветра в грозу.
Стану лучше дождем я осенним,
Буду долго я плакать в ночи.
А на окнах я буду узором кисейным,
Запылаю огнем я в печи.
Стану ночью и днем я, и светом...
Покрывалом из звезд я укрою тебя.
И лучом прокрадусь я с рассветом,
На тебя буду нежно глядеть я, любя.
Соловьиною трелью я утренней стану,
Буду песней лететь по бескрайней земле,
Чтобы даже во сне ты голубил Любаву,
Помнил всюду, не забыл обо мне!

 

***

Прости меня, душа родная,
Что поздно думаю о том,
Как можно жить любви не зная,
И в этой жизни, и потом.

 

***

Случится все — и свет, и мгла ночная,
Снега сойдут и дождь прольет.
Для тех, кто жил любви не зная,
Все канет в Лету, в мрак уйдет.

***

Трудно жить — любить, мечтать и верить,
Радоваться счастью, горько слезы лить...
Уж лучше так, чем без любви аршины мерить,
И в этой жизни с нелюбимым быть.

 

***

Ах, Любовь, с какой планеты ты явилась,
Нам души разорвав и обнажив сердца.
Зачем ты на земле, на грешной появилась,
Сжигая нас огнем, и все дотла...

 

***

Дорогой, любимый, милый...
Почему я не счастлива,
От чего тоска в глазах,
А любовь в чужих руках..
Жизнь меня так потрепала,
Светлых дней в ней было мало.
Душу людям отдавала,
А взамен... я жить устала...

 

© Любовь Некрасова, 2010. Все права защищены
Произведения публикуются с разрешения автора

 


Количество просмотров: 1185