Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Книгоиздание / Публицистика / Духовная литература; эзотерика
© Юрий Анастасьян, 2010. Все права защищены
Статья публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата публикации: 22 ноября 2010 года

Юрий АНАСТАСЬЯН

Спасут ли книги Кыргызстан?

Цикл статей, посвященных обсуждению проекта Национальной программы «Читающий Кыргызстан». Первая публикация.

 

Статья первая.

Родные, с книгами мы опоздали.

Я только что приехал из Иссык-Кульской области — деятельность народа срочно нужно направлять в созидательное русло: на всенародные стройки, на покорение целины, на рытье каналов и пр., а то народ уже подумывает, кого еще резать следует — тот не так посмотрел, этот ходит с поднятой головой...

Да и что значит — Год книги? Если в стране нет государственной ИДЕИ, то какой книги год? На городских книжных развалах масса литературы, которая способна угробить душу в кратчайшие сроки. Оккультная, например. Помните Новеллу Матвееву: "Властью песни стать людьми могут даже змеи, властью песни из людей можно сделать змей". Государственная ИДЕЯ должна помочь отделить "зерна от плевел" — созидательную литературу от разрушительной. Есть у нас такая идея? Ислам?.. Православие?.. Да, у религий есть идеи. Но религий-то нет — они в гласном или негласном запрете. А культура идеей не обладает. Ну, породит она нравственность... Это в лучшем случае. А ради чего нравственность? Ради какой ИДЕИ? Да и ИДЕЯ эта — находится ли она в земных пределах или выходит за их границы?

Книга книге — рознь. Где критерии их оценки — увлекательность, рейтинг, содержательность (а что такое содержательность?)? Где тот камертон (ИДЕЯ), по которому можно начать настраивать книжное дело, общество в целом? Его нет. Даже вопрос о таком камертоне поднимать страшно. Скажешь, например, что Православие обладает великой ИДЕЕЙ и безупречными критериями отличия черного от белого (в частности, в литературе). Но ведь у каждого свой камертон — у киргизов — один, у узбеков — другой, у турков — третий... А как тогда мы думаем без ИДЕИ объединять народы Кыргызстана? Эта ИДЕЯ должна быть наднациональна, вненациональна. А вненациональных идеи всего две: Бог (Дух) и живот (тело). На Востоке кое-где еще делаются попытки сделать ставку на Дух, а Запад окончательно выбрал "живот": "Нате, подавитесь, вот вам ваши казино, стриптиз, жратва и свобода (распущенность "в рамках закона")!"

Если не будет найдена наднациональная ИДЕЯ, то тогда выбора нет — останется только идея национальная — национальный шовинизм.

Мне ясно одно — книги должны бороться с ЗАВИСТЬЮ, ибо зависть порождает осуждение, а осуждение — убийство (ну не может человек убить человека, прежде его не осудив!). Сегодня ты позавидовал узбеку, турку, корейцу, завтра — русскому, дунганину и пр. А дальше что? Дальше киргиз будет завидовать киргизу. Помните, как Семенов-Тяншаньский, спустившись в Иссык-Кульскую котловину, наткнулся на поле трупов — это племена бугу и сарабагыш истребляли друг друга. Если искоренить зависть, то не понадобиться огнем или хитростью выживать из страны людей с иным, чем у тебя, разрезом глаз.

Лучший способ борьбы с завистью: посмотреть на себя. Сам-то ты кто (пусть ты американец, русский, киргиз или кореец)? Ты думаешь, ты хорош? Да ты просто слеп! Включи свет, и увидишь, что твориться в твоей комнате. Православные старцы так и наставляли молодежь: "Смотри в себя и довольно с тебя!". То есть "борись с дурным в себе, ты сам — духовный калека". А калека калеку не осудит и, значит, не убьет.

Наш враг — не люди, а пороки: гордость (Чем гордиться-то? Ненавистью к людям и равнодушием к Богу?), зависть, эгоизм и пр. Вот с ними-то и должны бороться книги. И их содержание надо тщательнейшим образом "фильтровать".

Правда, прежде надо уничтожить горы компьютерных дисков с играми, фильмами, в которых культивируются гордость, зависть, агрессия, а также массу грязной литературы, и дурную рекламу; перекрыть все эти сотни растлевающих телеканалов и торговых точек; процедить сквозь сито цензуры интернет, радио. Если этого не сделать, то кто будет читать книги? Зачем тратить силы, варить калорийный суп, если есть дешевое, вкусное, хотя и вредное "кукси" или "гамбургеры" с "пепси"?

Есть, конечно, некоторая надежда на село. Помню в Тюпской библиотеке такую сцену — две девчушки-киргизочки несут в руках (счастливые!) "Русские сказки". И радостно было за них — этим не "траванешься". Вообще, удивительно, но в селах еще читают (нет компьютеров, современной техники, да и жизнь — проще).

 

Статья вторая.

Да, проект по книгам силен в частностях. Но нет ли в нем ошибки в главном?

Я вот о чем.

Выплывая из гавани, капитан судна имеет в виду конкретную цель. Если данный проект не имеет в виду цель конечную, то он, возможно, сможет продлить жизнь судна и экипажа, но не приведет их в желанный порт.

Конечная цель — это то, что может одухотворить весь проект, придать ему высокий и непреходящий смысл (который ощутят и реализаторы проекта, и потребители).

Спуская "Титаник" проекта со стапелей в человеческое море, необходимо понимать, куда он должен доставить тех, кто сядет на борт. Если цель неопределенна, неопределенными окажутся и результаты.

Прежде, чем информация (носителями которой являются книги) поплывет к умам и душам, надо бы конкретизировать — в чем смысл (цель) жизни любого человека.

Можно, конечно, надеяться, что голова (душа), напитанная всевозможной информацией (в частности, противоречивой), рано или поздно сама разложит усвоенное по шкале ценностей. Ведь только то, что разложено по шкале ценностей, может быть полезно (переверни шкалу и – да лучше б ее вообще не было!). Знание цели жизни человека, как раз и помогает распределить информацию по шкале ценностей.

Ценное должно преобладать, второстепенное наличествовать ограниченно, вредное — отсутствовать. А если неизвестна цель жизни, то как мы сможем исключить вредное — то, что препятствует достижению цели?

Проведу бытовую параллель.

Хозяйка варит суп: первостепенно калорийное, соли — чуть-чуть, вредоносное  — в мусорное ведро и т.д. Если не уметь отличать вредоносное от полезного, то каковым окажется блюдо?

То есть, те, кто будут заниматься цензорством, отбором, рекомендациями, они-то смогут разложить литературу по шкале ценностей? Сумеют ли отбросить вредоносное? Благих намерений недостаточно. До какой степени объективен ракурс видения этих ответственных лиц? Как выбор пищи для тела — крайне ответственен (ошибка смерти подобна), так и выбор пищи для души не мене важен (убьет не сразу, но основательно).

Вот тут и возникает обеспокоенность. Ведь многие гениальные литераторы — капитаны кораблей, привели свои судна в самый центр "Бермудского треугольника". Один "Буревестник" Горького чего стоит: "Пусть сильнее грянет буря!". Ну, грянула — 60 миллионов жертв. Если бы этого не произошло, то, возможно, и Советский Союз не развалился бы. А раз развалился, значит, цели писателями (вообще деятелями культуры) были поставлены ЛОЖНЫЕ (или промежуточные).

Обратим внимание и на такой факт: человек может быть неграмотным, но состоявшимся, и образованным, но потерпевшим жизненное фиаско (сколько невротиков среди образованных). Да и что такое "образованность"? По чьему ОБРАЗУ должна формировать человеческую душу литература?

Итак, вопрос: В ЧЕМ ОБЪЕКТИВНЫЙ СМЫСЛ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА? Если мы успешно ответим на него, тогда, думаю, "книжный проект" может ожидать большое будущее.

 

© Юрий Анастасьян, 2010. Все права защищены
    Статьи публикуются с разрешения автора

 


Количество просмотров: 1606